Mini-texts of English web-literature in the context of contemporary digital discourse: system-dynamic approach


Cite item

Abstract

The article is devoted to the study of modern mini-format literary works of English web literature. This subject is addressed due to the fact that there exists an urgent need to study ways of ensuring effective communication in the light of modern tendencies of verbal optimization of the cognitive processes and the reduction of the physical length of the texts. Mini-texts of web literature are considered from the standpoint of the system-dynamic approach, namely from the point of view of the dynamics of the formation of a complex semantic construct in the process of interaction and mutual influence of different-level elements of the discourse system, including the factors of the exterior environment. The methods of discourse, contextual and linguosynergetic analysis are employed for the analysis of the texts, which allows to understand how systemic interaction of speech elements within a small-format text is organized. In particular, the article describes the mechanisms of the emergence of additional semantic combinations due to the interdiscursive interaction at the level of form and content within the mini-format web narratives. Another mechanism of creating additional semantic structures consists in the violation of the proportionality between the structural and semantic plans of the mini-texts. Besides, attention is paid to ways of expanding the semantic plan of the discourse system due to the specific interaction of lexical operators that form the verbal layers of the text. In general, it is concluded that the synergetic interaction of different-level textual elements is of fundamental importance for ensuring pragmatic effectiveness of small-format web narratives, since on its basis an integral semantic system is formed which does not only influence the cognitive sphere of the recipients, but also is capable of fulfilling their aesthetic needs.

Full Text

Введение

Современное общество характеризуется целым рядом существенных трансформаций, значительная часть которых обусловлена масштабным внедрением в жизнь человека электронных способов получения и распространения информации. Влияние цифровых медиа сказывается как на темпе жизни людей, на характере их социального взаимодействия и способах проведения досуга, так и на более глубинном уровне психофизиологических процессов, когнитивных механизмов, ценностных установок и культурных стереотипов. Одним из важных следствий перехода жизненно важных социальных процессов в виртуальную среду является нежелание, и вероятно неспособность современного человека воспринимать большие объемы линейно выстроенной текстовой информации в ее традиционном печатном варианте [Карасик, Слышкин 2021; Леденева, Зинкевич 2020; Buckingham, Willett 2017]. В связи с этим многие традиционно печатные коммуникативные практики вынуждены вырабатывать целый комплекс сетевых стратегий создания и распространения речевых произведений, который учитывал бы «…технологические, формальные и эстетические особенности восприятия текста в сети, а также ожидания и предпочтения массовой сетевой читательской аудитории» [Сарин 2017, с. 14].

В данной связи не является исключением и такая масштабная сфера письменного бытования языка, как художественная литература, которая в настоящее время …adopts technical changes to keep pace with pressing needs of the time [Gugane 2014, p. 3]. Художественные произведения все активнее осваивают цифровое пространство, что неизбежно оказывает воздействие на форму и содержание литературного текста, а также на его восприятие.

Прежде всего, художественный текст в цифровой среде приобретает целый ряд ранее не свойственных ему качеств, в частности таких, как интерактивность, фрагментарность, полимодальность, процессуальность, нелинейность, многоавторство [Харьковская, 2016; Харьковская, Кривченко 2017], в связи с чем серьезно переосмысливается вся система жанровых координат в данном типе дискурса; кроме того, первостепенное значение приобретает параметр объема произведения. Эффективное сочетание краткости и емкости текста, высокая смысловая насыщенность при минимальной физической протяженности нарратива становится едва ли не основным требованием, определяющим успех произведения, так как, по словам С.Н. Леденевой, именно фактор объема является решающим в плане коммуникативной эффективности текста [Леденева 2017]. В связи с этим в последнее время исследователи все чаще говорят о появлении сверхмалых жанров сетевой литературы, объем которых варьируется от 5–6 слов до нескольких предложений (Лебедева 2016) [Кучукова, Берберова 2020]. Подобные малоформатные произведения представляют собой некий жанровый гибрид, уникальную форму нарратива, сочетающую в себе «…признаки новеллы, анекдота, загадки, афоризма, сентенции и притчи» [Хорева 2018, с. 149]. При этом основная прагматическая задача, заключающаяся в одновременном воздействии на когнитивную и эстетическую сферу реципиента, полноценно реализуется в данных текстовых образованиях. Несмотря на ограниченный объем, малоформатные сетевые нарративы не только фиксируют необычное происшествие, мимолетное событие, эпизод, но позволяют выстроить целый художественный мир, показать череду событий и их последствий за счет уникального сочетания формы текста, его содержания и конкретных средств его языкового воплощения.

Тот факт, что малые формы современной сетевой литературы не только отражают закономерности, присущие современному художественному сознанию, но и дают четкое представление о неисчерпаемом потенциале комбинирования смыслов за счет различных способов их вербализации, делает изучение малоформатных сетевых нарративов крайне актуальным. Понимание данных механизмов с одной стороны поможет прояснить закономерности творческого процесса, а также может приблизить нас к пониманию принципов работы человеческого сознания в целом.

Таким образом, цель данного исследования заключается в выявлении механизмов системного взаимодействия разноуровневых элементов малоформатного художественного текста, направленного на реализацию комплексной прагматической задачи интеллектуально-эмоционального воздействия на реципиента. В качестве материала было использовано 300 текстов, размещенных а англоязычном сегменте сети Интернет и обнаруженных поисковыми системами по запросам six word stories, one sentence stories, short-short stories, 280-character stories, drabbles, minisagas. Объем данных произведений варьируется в пределах от 6 до 100 слов.

 

Основная часть

Художественный текст малой формы, как и любой другой продукт художественной словесности, представляет собой не просто последовательность линейно выстроенных, поступательно разворачивающихся речевых элементов. Реализация cмысловых потенций данных произведений в условиях крайне ограниченного текстового пространства, накладывающего жесткие ограничения по количеству используемых языковых единиц, возможна только при многостороннем взаимодействии и взаимоусиливающем влиянии всех без исключения элементов системы, что дает в совокупности так называемый синергийный эффект, при котором 2+2 не равно 4, то есть, по выражению академика Л.В. Щербы, сложение смыслов не описывается линейной формулой, оно дает «…не сумму смыслов, а новые смыслы» [Щерба 2004, с. 24]. Методологический инструментарий для описания подобного рода взаимодействий разрабатывается в рамках функциональной лингвосинергетики, которая ставит своей целью выявление речевых способов комплексного воздействия на сознание и чувства человека в процессе вербального общения. Лингвосинергетический подход дает возможность «…представить всю динамику функционального плана дискурса как развернутый наглядный процесс, обусловленный необходимостью кооперирования элементов и частей системы для реализации коммуникативной цели, их комплексным взаимодействием как конституентов единого целого, обладающей ингерентным свойством саморегулирования» [Пономаренко 2010, с. 3]. Благодаря такому фокусу внимания лингвосинергетический подход называют динамико-системным [Пономаренко 2013 б]. В настоящей статье при анализе языкового материала используются методы дискурсивного, контекстологического и лингвосинергетического анализа, элементы которых в комплексе дают очевидное понимание способов системного взаимодействия речевых элементов в малоформатном дискурсивном пространстве с целью оказания эффективного прагматического воздействия на адресата [Малюга, Пономаренко, Минаева 2020].

С позиций динамико-системного подхода дискурс рассматривается как «…сложный комплекс смыслопорождения, его языкового форматирования, речепроизводства и речевосприятия в совокупности со всеми смысловыми приращениями, обусловленными различными факторами ситуации и участников общения» [Пономаренко 2013 а, с. 134]. В рамках подобного холистичного взгляда на дискурсивную систему динамика ее развития может быть представлена следующим образом: на начальном этапе своего функционирования дискурс представляет собой иерархически организованную, нелинейную, открытую систему, находящуюся в состоянии относительного (динамического) равновесия. Функциональный потенциал всех его компонентов потенциально ориентирован на достижение коммуникативной цели – так называемого функционального аттрактора. По мере развертывания прагмасемантического плана дискурса, в процессе взаимодействия с внешней средой (в данном случае – с сознанием реципиента и общим коммуникативным контекстом) в систему начинают поступать новые элементы – информация/смыслы/ранее неочевидные значения речевых единиц и т. д., количественное накопление которых в определенный момент нарушает устойчивость системы и приводит к качественным подвижкам внутри нее. Иными словами, система вынуждена определенным образом изменить свои структурные свойства, свой качественно-количественный состав таким образом, чтобы сохранить целостность с учетом ситуационной динамики, что в конечном итоге приводит к изменению системных свойств и переходу на качественно иной уровень функционирования. Момент перехода системы на новый путь развития называется точкой бифуркации, при этом тот путь, по которому в дальнейшем будет происходить развитие системы, невозможно спрогнозировать заранее со стопроцентной точностью, так как выбор этого пути в большой степени зависит от конкретных параметров ситуации коммуникативного взаимодействия, в частности – от конкретных прагматических целей коммуникантов, их мировоззрения, социального опыта, культурного багажа и т. д. Тем не менее в ходе описанных выше трансформаций, благодаря внедрению в систему новых элементов и качественной перестройке всей системы, она может приобрести эмерджентные свойства, то есть такие свойства, которые возникают у системы как у единого целого в процессе ее развития, и не сводятся к сумме частных свойств входящих в состав системы единиц.

В художественном дискурсе текстовые потенции – своеобразные вехи траектории развития дискурсивной системы – закладываются автором произведения, однако реализация (либо сбой реализации) данных потенций осуществляется в ходе сложной и многоаспектной интеракции всех элементов коммуникативного взаимодействия.

Так, О.И. Глазунова, подчеркивая системные свойства художественного произведения, говорит о том, что существование данной системы становится возможным благодаря взаимодействию смысловых, структурных и количественных категорий текста в результате «…тщательного подбора языковых средств на основе соответствия содержания форме по замыслу создателя» [Глазунова 2012, с. 123].

В частности, в рамках малоформатных сетевых нарративов форма произведения играет решающую роль в выстраивании смысловой системы целого произведения. Большим потенциалом в данном смысле обладают способы обеспечения интердискурсивного взаимодействия на уровне формальных параметров рассказов, который заключается в подмене одного типового текстового формата другим, как, например, в следующем образце:

Broken heart, 45, WLTM disabled man.

Из приведенного примера следует, что автор произведения формально организует свой нарратив в виде традиционного объявления о знакомстве. Использование данного формата создает устойчивые прагматические ожидания и направляет смысловой вектор данной дискурсивной системы в сторону, казалось бы, очевидного функционального аттрактора, а именно – к реализации попыток одинокого человека найти спутника жизни. Использование типичных для данного дискурсивного контекста вербальных операторов, а именно, аббревиатуры WLTM (would like to meet) и числительного, содержащего указание на возраст (45), вполне согласуется с намеченным вектором движения и ускоряет прогресс смысловой системы в заданном направлении. В то же время неожиданная замена характерного указания гендерной принадлежности (man/woman, male/female или lady/gentleman) на метафорическое упоминание о перенесенных в личной жизни неудачах – broken heart в совокупности с упоминанием о том, что автор данного объявления хотел бы познакомиться с инвалидом (disabled man) вносит смысловые колебания в  конкретную прагмасемантическую систему и нарушает траекторию движения дискурсивной системы по направлению к первоначально намеченному аттрактору. Конкретное семантическое наполнение смысловых приращений, возникающих в результате взаимодействия традиционного текстового формата и несвойственного ему вербального наполнения, будет сугубо индивидуальным, поскольку оно определяется прежде всего личным опытом реципиента в данной сфере, его мировоззренческими убеждениями и установками, однако в целом семантика анализируемого текста обогащается ощущением глубокого отчаяния человека в попытках устроить свою личную жизнь в общепринятом традиционном формате и решимостью действовать отчаянно и нестандартно. Таким образом, целостный смысловой конструкт приобретает эмерджентное свойство выражения сильного эмоционального переживания; по сути, перед читателем возникает крик души отчаявшегося человека, а не банальный поиск партнера.

Аналогичный механизм возникновения синергийного эффекта в результате взаимодействия типичного текстового формата и нетипичного вербального наполнения, приводящий к возникновению эмерджентных смыслов, реализуется в известном микро-рассказе, авторство которого приписывается Э. Хемингуэю: For sale: Baby shoes. Never worn.

Другие примеры интердискурсивного взаимодействия текстового формата и хаотизирующих вербальных операторов, нарушающих поступательное движение дискурсивной системы к первоначально обозначенному функциональному аттрактору, включают, в частности, использование сказочного дискурса (They lived happily ever after, separately), новостного дискурса (Joining the President is his husband…; TIME MACHINE REACHES FUTURE!!! … nobody there…; BREAKING: Simulated beings realize they’re simulated), автобиографии (Born in California. Then nothing happened); туристического дискурса (Passengers, this isnt your captain speaking) и т. д. В результате такого взаимодействия дискурсивная система обогащается семантическими приращениями, и как следствие, малоформатное текстовое пространство приобретает глубину, смысловую наполненность и многовариантность в плане интерпретативных возможностей.

Кроме того, для решения прагматической задачи художественных текстов ограниченного объема существенную роль играет принцип соразмерности. В частности, ряд исследователей говорят о том, что одновременное эстетическое и когнитивное воздействие на реципиента, к которому в идеале стремится любое художественное произведение вне зависимости от его объема, основано, в частности, на гармонизации входящих в его состав компонентов, в основе которой лежит симметрия, понимаемая как «…функциональное равновесие частей по отношению к целому» [Глазунова 2012, с. 17; Москальчук 2016; Олизько 2016]. В контексте малоформатных сетевых нарративов во многих случаях принцип симметрии реализуется в буквальном смысле, в виде уподобления синтаксического рисунка структур, составляющих вербальный план текста, например:

He asked “Are you Hindu or Muslim?” Response came, “I am hungry, sir”.

В приведенном примере вербальные операторы, указывающие на религиозную принадлежность (Hindu, Muslim), оформленны в виде вопросительной конструкции в первой части высказывания, что и задает первоначальный прагмасемантический вектор данного мини-рассказа в плане раскрытия религиозной тематики. Синтаксический параллелизм вопросно-ответной диады настраивает реципиента на последовательное развитие данной темы, однако контекстуально антонимичное высказывание, по сути не являющееся ответом на поставленный вопрос и формально разрушающее логику смыслового конструкта, привносит в данную систему смысловые колебания, в результате чего функциональное пространство текста расширяется за счет возникновения новых смыслов, а именно – констатации факта присутствия ценностей, более существенных, чем религиозные или иные формальные различия, существующие в обществе.

Таким образом, формальная уравновешенность, сбалансированность, «гармоничность» текстовой структуры служит фоном для введения контрастирующих, полярных в семантическом плане тематических доминант, выраженных (контекстуально) антонимичными вербальными парами. Синергийное взаимовлияние формальных и смысловых компонентов текста, в основе которого лежит несоответствие идеально правильной, симметричной формы и «неправильного», «несимметричного» содержания, приводит к возникновению дополнительных смысловых комбинаций, благодаря чему движение прагма-семантической системы дискурса в сторону функционального аттрактора, то есть достижения коммуникативной цели, намеченной на начальной стадии ее формирования, переориентируется в сторону нового функционального аттрактора. Результатом этих процессов является расширение прагма-семантического плана малоформатного художественного текста, насыщение произведения значимым содержанием, что в конечном итоге и позволяет оказывать желаемое прагматическое влияние на адресата.

Сходный механизм синергийного взаимодействия формы и содержания можно проследить в частности, в следующих примерах:

Her coffee was getting cold as she waited for him to miss her, while his cigarettes were running one after another trying to forget her.

Table for one. Martinis for two.

He got diagnosed; we got married.

Found true love. Married someone else.

Еще один механизм расширения функционального пространства малоформатного художественного текста строится на создании синергийного эффекта за счет введения в линейно выстраиваемую цепочку семантически когерентных лексических единиц алогичных компонентов, нарушающих поступательное движение дискурсивной системы к аттрактору и выводящих ее на точку бифуркации:

Young lovers: gorgeous, certain. Oh, well.

Как следует из приведенного примера, первоначальный вектор развития данной прагмасемантической системы формируется посредством лексических единиц с явной положительной коннотацией – young, lovers, gorgeous, certain. Перечисленные элементы в совокупности задают позитивную тональность восприятия описываемой картины и направляют ожидания адресата по пути восхищения прекрасной молодой парой. Однако два междометия, завершающие данный смысловой ряд, разрушают поступательное движение системы. Снова следует отметить, что финальный смысловой конструкт, возникший у реципиента в результате восприятия данного текста, сложно предсказать с абсолютной точностью, так как он формируется под воздействием сугубо индивидуальных факторов, однако синергийное взаимодействие позитивно заряженных лексем и слабых, невыразительных междометий, резюмирующих данный семантический ряд, расширяет прагма-семантическое пространство дискурсивной системы, уводя функциональный аттрактор от простого восхищения молодой парой к осознанию не слишком радужной перспективы совместного будущего у большинства молодых прекрасных пар.

При этом точка бифуркации маркируется в малоформатных текстах при помощи пунктуационных символов, в частности, – многоточия:

She loved cigarettes ... more than life.

В данном случае многоточие служит сигналом того, что поступательное развитие смысловой системы достигло переломного момента, дальше должен произойти выбор направления последующего движения и формирование нового функционального аттрактора. В пространстве малоформатного текста на фоне вполне нейтральной констатации факта пристрастия человека к сигаретам пунктуационный символ прирастает дополнительной функциональной нагрузкой и приобретает текстообразующие потенции, то есть явно маркирует кульминационный момент нарратива, за которым следует своего рода развязка – метафоричное упоминание о смерти.

Кроме того, нельзя не отметить синергийный эффект, возникающий при взаимодействии собственно формы лексических единиц, составляющих вербальный план текста и их семантики, усиленных за счет особой организации лексем в единое целое:

T.H.C., L.S.D., D.U.I., C.P.R., D.O.A., R.I.P

Данный текст на первый взгляд напоминает бессвязный набор буквенных символов, однако при расшифровке сокращений их семантика выстраивается в логичную последовательность фактов и событий, формирующих целостную картину бессмысленно загубленной жизни: THC (delta-9 tetrahydrocannabinol – химическое соединение, входящее в состав легких наркотических веществ) → LSD (более сильный наркотик) → DUI (Driving Under the Influence – правонарушение, совершенное в состоянии наркотического опьянения) → CPR (cardiopulmonary resuscitation – искусственное дыхание) → DOA (dead on arrival – медицинский термин, обозначающий, что пациент умер по дороге в больницу) → RIP (Rest in Peace – традиционная надпись на могильном памятнике). Элементы цепочки последовательно выстраиваются друг за другом наподобие штрихов в картине импрессиониста, в совокупности создавая ощущение напряженной драмы, а также быстроты и неизбежности разворачиваемых событий. Однако вербальное воплощение трагичных вех посредством сухих формальных аббревиатур привносит дополнительное ощущение типичности описываемой ситуации, а с другой стороны, говорит о равнодушии общества и социальной системы к таким фактам.

 

Заключение

В заключение следует сказать, что в рамках малоформатных произведений сетевой литературы максимально ярко проявляется механизм синергийного взаимодействия разноуровневых текстовых элементов, проявляющийся в их взаимоусиливающем совокупном влиянии друг на друга. Это взаимодействие приобретает различные формы, однако вне зависимости от конкретного набора взаимодействующих элементов и механизма этой интеракции, ее результатом является расширение смыслового пространства дискурсивной системы за счет появления у нее, как у целостного образования, эмерджентных смысловых комбинаций, принимающих финальную законченную форму в результате контакта с сознанием реципиента, под воздействием его жизненного опыта, ценностных установок и мировоззренческих позиций. Этот сложный алгоритм функциональной эволюции дискурсивной системы в конечном итоге позволяет сетевым малоформатных нарративам реализовывать их специфическую прагматическую задачу, а именно, – удовлетворять эстетические потребности сетевого читателя, а также оказывать влияние на его когнитивную сферу.

 

×

About the authors

M. V. Cherkunova

Samara National Research University

Author for correspondence.
Email: m.cherkunova@mail.ru
ORCID iD: 0000-0003-4167-4530

Candidate of Philological Sciences, associate professor, associate professor of the Department of English Philology

Russian Federation, 34, Moskovskoye shosse, Samara, 443086, Russian Federation.

E. V. Ponomarenko

MGIMO University

Email: e.ponomarenko@inno.mgimo.ru
ORCID iD: 0000-0003-3725-4461

Doctor of Philology, associate professor, professor of the English Language Department № 4

Russian Federation, 76, Vernadskogo Avenue, Moscow, 119454, Russian Federation.

References

  1. Buckingham, Willett 2006 – Buckingham D., Willett R. (2006) Digital Generations: Children, Young People, and the New Media. New York: Routledge, 352 p. DOI: http://doi.org/10.4324/9780203810668.
  2. Gugane 2014 – Gugane R.B. (2014) Impact of technological advancement on literature. New man international journal of multidisciplinary studies, vol. 1 (1), pp. 1–9. Available at: https://silo.tips/download/bharat-r-gugane-assistant-professor-department-of-english-bhonsala-military-coll.
  3. Glazunova 2012 – Glazunova. O.I. (2012) Synergetics of creativity: experience in the analysis of literary text. Moscow: Knizhnyi dom «LIBROKOM», 344 p. Available at: https://piratebooks.ru/threads/sinergetika-tvorchestva-opit-analiza-hudozhestvennogo-teksta.243142/. (In Russ.)
  4. Karasik, Slyshkin 2021 – Karasik V.I., Slyshkin G.G. (2021) Modern discourse developmental trends. Current Issues in Philology and Pedagogical Linguistics, no. 1, pp. 14–31. DOI: http://doi.org/10.29025/2079-6021-2021-1-14-31. (In Russ.)
  5. Kuchukova, Berberova 2020 – Kuchukova Z.A., Berberova L.B. (2020) Neterature as a cultural phenomenon in the epoch of digitization. Scientific Research and Development. Modern Communication Studies, vol. 9, no. 4, pp. 21–24. DOI: http://doi.org/10.12737/2587-9103-2020-21-24. (In Russ.)
  6. Ledeneva 2017 – Ledeneva S.N. (2017) On factors of text communicative efficiency. Vestnik Samarskogo universiteta. Istoriia, pedagogika, filologiia = Vestnik of Samara University. History, pedagogics, philology, vol. 23, no. 2, pp. 97–101. Available at: https://elibrary.ru/item.asp?id=32469855; https://journals.ssau.ru/hpp/article/view/5265. (In Russ.)
  7. Ledeneva, Zinkevich 2020 – Ledeneva T.V., Zinkevich N.A. (2020) The problem of teaching modern students to summarize a foreign text. Linguistics & Polyglot Studies, no. 3 (23), pp. 80–87. DOI: https://doi.org/10.24833/2410-2423-2020-3-23-80-87. (In Russ.)
  8. Malyuga, Ponomarenko, Minaeva 2020 – Malyuga E.N., Ponomarenko E.V., Minayeva A.A. (2020) Stylistic devices as means of forming discursive features of advertising minitexts (exemplified by English economic and political media sources). Vestnik Samarskogo universiteta. Istoriia, pedagogika, filologiia = Vestnik of Samara University. History, pedagogics, philology, vol. 26, no. 4, p. 82–87. DOI: http://doi.org/10/12287/2542-0445-2020-26-4-82-87. (In Russ.)
  9. Moskaltchuk 2016 – Moskaltchuk G.G. (2016) How the synergetic effects appear in the text. PNRPU Linguistics and Pedagogy Bulletin, no. 2, pp. 8–16. DOI: http://doi.org/10.15593/2224-9389/2016.2.1. (In Russ.)
  10. Olizko 2016 – Olizko N.S. (2016) Harmony of the form of the text. In: Word, utterance, text in cognitive, pragmatic and cultural aspects: materials of the VIII International Scientific Conference. Chelyabinsk, April 20–22, 2016. Chelyabinsk: Entsiklopediia, pp. 100–102. Available at: https://elibrary.ru/item.asp?id=26667431. (In Russ.)
  11. Ponomarenko 2010 – Ponomarenko E.V. (2010) Linguosynergetics of business communication from the standpoint of a competence-based approach (based on the material of the English language). Moscow: MGIMO-Universitet MID RF, 148 p. Available at: https://elibrary.ru/item.asp?id=18239706. (In Russ.)
  12. Ponomarenko 2013a – Ponomarenko E.V. (2013a) On self-organization and synergy of the functional space of English discourse. Belgorod State University Scientific Bulletin, no. 13 (156), pp. 131–140. Available at: https://elibrary.ru/item.asp?id=20885309. (In Russ.)
  13. Ponomarenko 2013b – Ponomarenko E.V. (2013b) About functional self-organization of verbal means in English business discourse. Vestnik of Samara State University, no. 5 (106), pp. 80–84. Available at: https://elibrary.ru/item.asp?id=20598736. (In Russ.)
  14. Kharkovskaya 2016 – Kharkovskaya A.A. (2016) English communicative space transformations in the epoch of media technological innovations. In: Evolution and transformation of discourses: collection of research articles. Samara, pp. 137–144. Available at: https://elibrary.ru/item.asp?id=27308431. (In Russ.)
  15. Kharkovskaya, Krivchenko 2017 – Kharkovskaya A.A., Krivchenko I.B. (2017) Conceptual organization of social network discourse (based on Facebook social network). Voprosy prikladnoi lingvistiki, no. 27, pp. 60–67. DOI: http://doi.org/10.25076/vpl.27.05. (In Russ.)
  16. Khoreva 2018 – Khoreva L.G. (2018) Genre specificity of the latest Spanish short prose: between anecdote and paremia. Current Issues in Philology and Pedagogical Linguistics, no. 4 (32), pp. 149–155. DOI: http://doi.org/10.29025/2079-6021-2018-4(32)-149-155. (In Russ.)

Copyright (c) 2021 Cherkunova M.V., Ponomarenko E.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies