Abstract

The article considers the place of the book in modern media information society, its changing role in the system of education. The book is represented as an information phenomenon (a source and means of transmitting information) as well as an artifact of culture, reflecting the values of the society of the current historical period. The essence of the information-cultural approach for the formation of scientific knowledge and its application in the educational environment in the form of educational literature is revealed. The modern definition of the book as a cultural phenomenon, a means of communication and scientific knowledge is given. The article analyzes the situation of creating and functioning the textbooks for bachelor and magister programmes, parallel existing of manuals in printed and electronic forms. The textbook as an academic manual is a unique phenomenon of educational environment represented simultaneously in accord to the sphere of spirituality and technology which is the essence of information and culturological approach.

Full Text

Введение

В традиционной системе отечественного образования центральное место занимает книга. Книга – это прежде всего учебник. Именно в учебнике скомпрессированы базовые и актуальные знания, благодаря чему преподаватель получает возможность осуществлять в процессе обучения управление потоками сообщений, которыми переполнена современная информационная среда. Но в книжном мире произошли серьезные изменения: книга приобрела дополнительный способ существования, который может стать основным, – электронную форму.

Современное общество по-разному обозначается исследователями и общественными деятелями: «постиндустриальное», «информационное», «общество знания». Но все чаще оно определяется как общество «медийное», «медиаинформационное», «медиакоммуникационное», связанное с феноменом массовых коммуникаций – медиа. Человек XXI века живет не только в информационном, но и в медиатизированном пространстве, которое составляет его новую среду обитания, реальность современной культуры.

В связи с этим возникает необходимость в понимании того, какое место занимает книга в новой медийной среде. Важно уточнение содержания различных понятий, и прежде всего понятия «книга», в соотношении с понятием «медиа», что имеет значение как теоретическое, так и практическое: для формирования научного знания и его применения в образовательной среде, а также в контексте реального функционирования книги в обществе и, в частности, учебной литературы в системе образования.

Целью данной статьи является обоснование и раскрытие сути информационно-культурологического подхода для подтверждения феномена книги на «пересечении» информационного и культурологического методов. Такой синтез обусловлен многомерностью уникального явления, который может быть соотнесен с материальным и идеальным миром, со сферой культуры, духовности и со сферой технологий. Этот феномен может быть рассмотрен с содержательной («внутренней») стороны и с формально-оформительской («внешней»).

 

Новые концепции учебных изданий

В теоретико-методологическом труде известного русского книговеда М.Н. Куфаева «Проблемы философии книги» (1924) книга определялась как «психический» феномен и как особая форма общения [Куфаев 2004].

Хорхе Луи Борхес свое эссе «Книга» начинает с феноменологического определения: «Среди различных орудий, которыми располагает человек, самым удивительным, несомненно, является книга. Все остальное можно считать его физическим продолжением. Микроскоп и телескоп продолжают глаз, телефон – голос, плуг и шпага – руки. Но книга – совсем другое дело, книга – продолжение памяти и воображения» [Борхес 2011, с. 501].

Книга выделяется в особую сферу проявления человеческих «сущностных сил», принципиально отличную от телесности и прагматических целей. Это не только материально-предметная ее оболочка (книжное издание), но и нечто идеальное, что существует умозрительно, в нашем сознании, в то же время вызывает эмоциональное переживание. После ее прочтения в нашем сознании остается некое отражение содержания книги, идея, образ, который будет храниться в нашей памяти вне зависимости от существования материальной конструкции книги.

Подходы к определению понятия «книга» достаточно разнообразны и в значительной степени обусловлены изменениями в технологии изготовления и распространения книжной продукции. Обращаясь к словарям, содержащим, на наш взгляд, наиболее устоявшиеся и нередко конвенционально выработанные дефиниции, можно обнаружить две основные позиции, отражающие принципы выявления специфики феномена. Они связаны либо с формальным фактором, либо с полиаспектным раскрытием сущности книги со стороны формы и содержания. Первая позиция подтверждается опре­делением, предложенным в «Международной энциклопедии по информатике и библиотековедению», где «книга есть средство фиксирования информации в форме письма или изображений, как правило, составленных из большого числа страниц, выполненных на папирусе, пергаменте, коже или бумаге, переплетенных вместе и объединенных обложкой» (Feather, Sturges 2003, p. 41).

Информационный, близкий по смыслу подход прослеживается в определении энциклопедии «Британика»: «Книга – это написанное или напечатанное произведение или ряд произведений, занимающих несколько листов бумаги или другого материала, которые скреплены вместе и составляют материальное целое» (Book 2021).

В словаре Макмиллана дается более краткое, но учитывающее современные реалии определение, в котором книга представлена как письменное произведение, опубликованное в печатной форме в виде страниц с обложкой либо в электронной форме (Book 2009).

Вторая позиция, связанная со стремлением многоаспектного раскрытия сущности книги, представлена в отечественной энциклопедии «Книга», где книга определяется как «важнейшая исторически сложившаяся форма закрепления и передачи во времени и пространстве многообразной информации в виде текстового и (или) иллюстрационного материала» (Большая российская энциклопедия 1999, c. 299).

В дополнение к этому она представлена в разных ракурсах: семиотическом (как знаковая система), коммуникологическом (как форма распространения семантической информации), форматно-статистическом (как произведение печати в форме кодекса объемом свыше трех печатных листов). Любое краткое определение не может включить в себя многообразие смыслов, которое заключено в понятии. Отсюда возникает необходимость методологии контекстов, использованной авторами определения в энциклопедии «Книга».

Вместе с тем указанными аспектами не ограничивается контекстуальное окружение понятия. В частности, на наш взгляд, необходимо отражение культурологического аспекта, поскольку книга – это не только материальная, но и духовная ценность, которая образуется благодаря содержанию и оформлению как произведения культуры. При культурологическом подходе книга предстает как артефакт культуры, отражающий ценности общества определенного исторического периода. В связи с этим не представляется случайным интерес ученых к проблеме книжной культуры, исследование которой привело к формированию одного из важных направлений в развитии современного книговедения.

Кроме того, современное определение книги должно синтезировать ключевые моменты, отраженные в имеющихся определениях, и дополнить элементами, связанными с включением ее в современную медийную систему. Для того чтобы понять место книги в новой реальности, необходимо рассмотреть содержание понятия «медиа». Понятие «медиа» (от лат. media, medium) появилось в значении «посредника» впервые в английском языке в XVI в. В современных определениях медиа выделяются два подхода: интегративный и узкофункциональный – информационно-коммуникационный. Наиболее развернутое определение медиа представил Е.В. Колесников, отразив в нем разные составляющие: средства медиа, функции, взаимодействие субъектов, социальные институты и содержание информации (контент) [Колесников 2017].

Таким образом, медиа в широком понимании термина – это культурная универсалия, относящаяся к целостному информационно-коммуникационному пространству, несущая в себе комплекс смыслов.

 Приведенные определения медиа и книги позволяют утверждать, что книга со всем ее смысловым многообразием правомерно относится к системе медиа, занимая в ней вполне определенную и значимую нишу. Современное определение книги дополняется указанием на ее функционирование в медийной среде и культуре: книга – это явление культуры, средство коммуникации и распространения информации в медийной среде в печатной и электронной формах. Динамика формирования и трансформаций книжного феномена на разных исторических этапах становится предметом специальных исследований [Лизунова, Павленко 2020].

Развитие так называемых новых медиа, особенно Интернета, предложило новые вызовы книге. Но книга адаптировалась к новой ситуации: она стала не только печатной, но и электронной, кроме того, звучащей, что значительно расширяет возможности доступа к ней. Следует заметить в связи с этим, что звучащая книга представляет особую перспективу в дополнительном обучении такой категории, как пенсионеры. Сотрудники библиотек отмечают популярность такой формы работы среди этих групп читателей, как чтение вслух.

Электронная книга закономерно стала объектом книговедения. Наиболее развернутый сравнительный анализ печатной (бумажной) и электронной книги представил К.Н. Костюк. Подробно рассмотрев технологию создания и функционирования электронной книги, он предсказывает ей победу в будущем благодаря массовости, общедоступности, дешевизне, допускает постепенное исчезновение бумажной книги в цифровую эпоху [Костюк 2015, с. 341].

На наш взгляд, такой пессимистический прогноз не является фатальным. Основания для оптимизма связаны с рядом обстоятельств. Печатная книга имеет свои достоинства, которые не могут быть замещены каким-то иным средством коммуникации. Среди них – возможность долговременного сохранения информации. Книга «работает» на время и поэтому представляет собой стратегический информационный продукт. Книга – надежный способ сохранения культурного наследия. Кроме того, мир печатной продукции должен сохраниться потому, что он представляет собой более человеческий способ извлечения и переживания информации в процессе чтения. Этот фактор может серьезно повлиять на предпочтения потребителя. Электронная среда «дематериализует» книгу, лишает ее «вещности», ценности как явления культуры в целостном единстве содержания и формы.

К сожалению, тиражи печатной продукции падают, книгоиздание переживает серьезные трудности. В 2020 году тираж изданных книг и брошюр, как следует из данных Российской книжной палаты, снизился на 19 %: с 435,1 млн экземпляров в 2019 году до 351,4 млн экземпляров. Выпущено меньше и учебной литературы, хотя этот сегмент традиционно считался наиболее динамично развивающимся за счет издания пособий для подготовки к ЕГЭ и ОГЭ. В 2020 году школьники сократили покупку пособий для подготовки к этим экзаменам [Российская книжная палата...].

Если рассматривать печатные средства коммуникации как полноправное звено целостной медиасистемы, то можно ожидать количественные колебания в соотношении печатной и электронной книги, изменения их статуса и роли на разных этапах развития общества. В любом случае важно достижение равноправного существования разных средств коммуникации, чтобы, функционируя в едином медийном пространстве, они усиливали преимущества друг друга и взаимно компенсировали недостатки. Для этого институты производства и распространения книги, библиотеки и система образования призваны вести более активную работу по продвижению книги, используя все имеющиеся средства коммуникации, влиять на изменение управленческой политики относительно книги и чтения, на развитие новых технологий, удешевляющих печатную продукцию.

Рассмотрение дефиниций понятия «книга» показывает, что они соответствуют представлениям о медиа как средствах коммуникации и информации, но в современных условиях целесообразно акцентировать культурологический аспект, связанный с пониманием книги не только в качестве полезного источника информации, но и как культурной ценности, самостоятельного явления культуры.

Книга, включаясь в медиасферу, преобразовывается в новые формы существования в электронной среде и получает определенные преимущества за счет электронных ресурсов, виртуальности, нового языка и многообразия средств коммуникации. Вместе с тем печатная (бумажная) книга, обладая определенными ценными свойствами, способностью влиять на глубинные когнитивные и психологические структуры восприятия ее человеком в процессе чтения, испытывает серьезные трудности издания и распространения, в определенной степени оттесняется во второй ряд информационной политики и массового сознания. В связи с этим методологически важным является рассмотрение книги в любой форме ее существования как одного из важных звеньев современной медиасистемы. Актуальной становится проблема гармонизации взаимоотношений различных социальных институтов в медийном пространстве. Эта задача является важной и для образовательной сферы, где наблюдаются две позиции в этом вопросе: с одной стороны, апологетика цифровизации и электронного обучения; с другой стороны, опасения, что «сложный гуманистический дискурс уходит из образовательной, культурной и даже социальной практики, уступая место оптимальной «цифре» [Королева, Сухоруких 2019, с. 376].

В системе высшего образования процесс обучения традиционно строится на использовании бумажных учебников, хотя в последнее время в связи с внедрением онлайн-обучения ситуация меняется. Учебники функционируют в печатном формате, электронном варианте и смешанном, когда один и тот же текст представлен в разных средах. В условиях перехода на трехуровневую систему обучения высшая школа поставлена перед необходимостью формирования новой концепции учебных изданий и, в первую очередь, учебников, составляющих их ядерное звено.

Каждый преподаватель, даже если он полностью самостоятельно формирует свой лекционный курс, должен учитывать материал, содержащийся в учебнике, ссылаться на него, воспроизводить определения понятий из учебника, соглашаясь с ними или в той или иной степени их уточняя. Это тем более необходимо потому, что авторские коллективы всех учебников нового поколения, как правило, состоят из наиболее известных ученых, обладающих высоким уровнем знаний по тем вопросам, которые они освещают. Изучение формуляров вузовской библиотеки, отражающих выдачу учебников по библиотечно-информационным дисциплинам бакалаврам, обнаружило неожиданное явление: учебники выдавались преимущественно преподавателям. Следовательно, в современных обстоятельствах, связанных с небольшими тиражами учебников и возможностями использования студентами материалов из Интернета, учебники должны адресоваться не только студентам, но и преподавателям, выполняющим по существу функцию посредников. Автор учебника вступает в диалог не только со студентом, но и с преподавателем. Он определяет, что надо давать студенту по данному предмету (содержательный аспект), а преподаватель определяет, как это надо делать (методический аспект). Возможно, функции учебника тоже меняются, равно как и требования к его содержанию. Усложняются и профессиональные компетенции преподавателя, который должен обладать способностью «постоянно изменять необходимые навыки… и обращаться к источникам для обучения этим навыкам», чтобы «перепрограммировать себя в соответствии с бесконечно изменяющимися задачами» [Кастельс 2000, с. 353].

 

Выводы

В изменившихся условиях представляются возможными три стратегии в создании учебников. Первая состоит в разработке отдельных учебников для бакалавриата и магистратуры. Вторая стратегия предусматривает создание единого учебника с возможностью диверсификации объема знания на уровне различных модулей. Такой подход соответствует целям составления индивидуальных траекторий развития обучающихся. Возможна и третья стратегия, когда наряду с учебниками, содержащими конкретные знания «по предмету», создаются учебники, которые привлекают знания из смежных областей в случаях пересечения проблематики. В последние годы приветствуется трансдисциплинарный подход к созданию учебных материалов, при котором осуществляется переход через границы научных и учебных дисциплин, когда исходным моментом рассмотрения становится общезначимая проблема. При таком подходе достигается необходимый синтез знания, целостное восприятие и усвоение его обучаемыми. Материалы учебника, дополненные информационным «сетевым» контекстом, создают прочную основу для достаточно полного и осмысленного понимания изучаемых дисциплин.

×

About the authors

M. G. Vohrysheva

Samara State Institute of Culture

Author for correspondence.
Email: morenov.sv@ssau.ru
ORCID iD: 0000-0002-1825-0097

Doctor of Pedagogical Sciences, professor, professor of the Department of Library and Information Resources

167, Frunze Street, Samara, 443010, Russian Federation.

References

  1. Borges 2011 – Borges J.L. (2011) Book. In: Borges J.L. Collected works: in 4 vol. Vol. 3. Saint Petersburg: Amfora, pp. 501–510. Available at: https://www.rulit.me/data/programs/resources/pdf/Borhes_Sobranie-sochineniy-Tom-tretiy-_RuLit_Me_607988.pdf. (In Russ.)
  2. Castells 2000 – Castells M. (2000) The Information Age: Economy, Society and Culture. Moscow: Nauka, 607 p. Available at: https://www.rulit.me/data/programs/resources/pdf/Kastels_Informacionnaya-epoha-ekonomika-obshchestvo-i-kultura_RuLit_Me_602112.pdf. (In Russ.)
  3. Kolesnikov 2017 – Kolesnikov E.V. (2017) The concept of «media»: critical analysis. Molodoi uchenyi, no. 18 (152), pp. 292–296. Available at: https://moluch.ru/archive/152/43152; https://elibrary.ru/item.asp?id=29105828. (In Russ.)
  4. Koroleva, Sukhorukikh 2019 – Koroleva L.G., Sukhorukikh A.V. (2019) «Digitalization» or humanization of education: activity of asiological alternative. Belgorod State University. Scientific Bulletin. Series: Philosophy. Sociology. Law, vol. 44, no. 3, pp. 376–385. DOI: http://doi.org/10.18413/2075-4566-2019-44-3-375-385. (In Russ.)
  5. Kostyuk 2015 – Kostyuk K.N. (2015) Book in a new media environment. Moscow: Direkt-Media, 432 p. Available at: https://elibrary.ru/item.asp?id=25689699. (In Russ.)
  6. Kufaev 2004 – Kufaev M.N. (2004) Problems of the philosophy of the book. Book in the process of communication. Moscow: Nauka, 192 p. Available at: https://elibrary.ru/item.asp?id=23163405; https://indusbook.xyz/books/problemyi-filosofii-knigi-knig. (In Russ.)
  7. Lizunova, Pavlenko 2020 – Lizunova I.V., Pavlenko S.V. (2020) The book transformations in the context of media revolutions. Bibliosphere, no. 1, pp. 12–23. DOI: http://doi.org/10.20913/1815-3186-2020-1-12-23. (In Russ.)
  8. Russian Book Chamber – Russian Book Chamber presented the data on the results of the XX century. Available at: https://www.rbc.ru/newspaper/2021/03/02/603cf8939a79477bc8251ae4 (accessed 24.08.2021). (In Russ.)

Copyright (c) 2021 Vohrysheva M.G.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies