Language economy means in modern English educational discourse at different levels of the language system


Cite item

Abstract

The present article is aimed at examining the effect of linguistic economy within the modern university English-speaking environment based on the institutional educational discourse. A huge number of people are involved in the virtual space today including both students and teaching staff, and due to that expansion, the active application of this media channel is accompanied by increasing intercultural character and fast adaption of English-speaking trends to the conditions of foreign communicative reality. It is highly relevant nowadays to identify and systematize the structural and semantic features of English texts in the format of corresponding messages. It is also necessary to mention the cognitive information variety and integrity of Internet textual chats, characterized by language economy markers. The following general scientific methods and research means are applied in the present study: a descriptive method, method of observation, quantification and classification methods accompanied by special ways and means of systematic approach to linguistic analysis, and elements of discourse analysis. As a result of linguistic analysis of the corresponding language units located on educational platforms of English and American universities, it was discovered that Internet communication tends to resist awkwardness and superfluity. At the lexical level, small-format messages are characterized by the presence of various types of abbreviations and neologisms. At the syntactic level, the desire to save time and energy finds verbal expression in the abundance of short sentences, homogeneous sentence members, passive and secondary predicative constructions. In phonetics the principle of linguistic economy is evidently manifesting itself in assimilation

Full Text

Введение

Адаптация к современным условиям, рост численности населения, тенденции ускоренного развития информационного общества привели к коренному изменению общественного уклада англоязычного общества, что, естественно, сказывается на развитии и функциональном потенциале современного английского языка. В повседневной жизни людей появляются новые реалии и соответствующие им обозначения. В связи с этим были разработаны экономичные способы выражения мысли и наиболее оптимальные способы передачи информации. Универсальный принцип лингвистической экономии является основой многих языковых изменений, признан лингвистами повсеместно, находится в центре внимания современных ученых и особенно актуален в интернет-текстах.

Главными отличительными признаками интернет-коммуникации по традиции считаются следующие факты: 1) каналом общения выступает электронный сигнал; 2) наличие графических изображений и информации, которая передается не только в виде текстов и разнообразных образов (Галичкина 2001, c. 6). При этом ряд авторов отмечает, что компьютерное общение характеризуется отсутствием визуального контакта; высокой степенью анонимности; слабой социальной регламентированностью вербального поведения; снятием жестких социальных и культурных границ, а также сильное стремление к эмоциональному наполнению текста [Кузнецова, Чудова 2008, с. 60; Донскова 2004]. Функцию проявления эмоций выполняют эмотивные маркеры, представляющие собой вербальные (языковые) и невербальные (символьно-графические) эмотивно-информационные единицы, позволяющие заменить реальные жесты, мимику. Именно посредством этих элементов интернет-коммуниканты выражают свои эмоции, чувства и переживания [Мозговая 2018, с. 126].

Обращаясь к описанию обновленного англоязычного общения в эпоху медийных технологических инноваций, А.А. Харьковская признает текстинг одной из наиболее приемлемых версий существования и функционирования виртуальной информации, подчеркивая, что в современных условиях лингвистический анализ интернет-текстов отличается высокой перспективностью в научном плане благодаря, во-первых, своеобразию их содержательных и формальных характеристик, и во-вторых, из-за молниеносных изменений, благоприятно воздействующих на распространение этого метода словесного описания коммуникативных практик [Харьковская 2016, с. 139]. Описывая обновленное англоязычное общение, характеризующееся глобальным сдвигом от традиционной индустрии печати, А.А. Харьковская считает текстинг одной из наиболее приемлемых версий существования и функционирования виртуальной информации, подчеркивая при этом научную важность дискурсивного анализа виртуальных текстов, насыщенных специфическими свойствами.

С учетом этих обстоятельств представляется целесообразным сформулировать цель настоящего исследования как попытку научного осмысления средств языковой экономии в определенном типе англоязычного текстового образовательного пространства для определения их роли и места в процессе взаимодействия с дискурсивными маркерами лингвокультурной парадигмы современного образовательного англоязычного социума на эмпирическом материале американских и британских университетских чатов.

Сфера образования всегда рассматривалась как важная составляющая любой социальной системы, поэтому связь между проблемами информо-коммуникационного воздействия на общество и проблемами образования логична и может рассматриваться конгениально. Исходя из этого, следует признать весьма актуальной проблему выявления и систематизации структурно-семантических особенностей текстов, отражающих принципиально новые тенденции коммуникативного взаимодействия партнеров по общению в условиях постоянно меняющегося англоязычного образовательного дискурса.

В этом случае вполне уместно акцентировать внимание на феномене англоязычного образовательного дискурса. Дискурс, представляющий собой набор тематически связанных текстов [Baumgarten, Gagnon 2016, с. 251], является неотъемлемым элементом образования, а также используется для анализа текущих коммуникативных ситуаций и внедрения определенных практик в образовании [Александрова, Менджерицкая, Харьковская 2008, с. 274]. Как показали наши наблюдения, при значительном количестве работ, посвященных изучению различных аспектов образовательного дискурса (Искина 2007; Добренькова 2007; Танчук 2022) [Ефремова 2009; Харьковская 2012, 2013, 2015; Копшукова 2017; Сарайкина 2015; Dale 2000; Ball 2012; Spring 2014 и др.], в настоящее время существует острая необходимость в научном анализе информации об использовании закона языковой экономии в жанрах образовательного дискурса, представленных фрагментами живого общения между участниками, поэтому задачами данного исследования являются – выявление и систематизация вербальных и невербальных маркеров, отражающих основные тенденции в области экономии пространства и времени, которые затрачиваются на создание и передачу информации образовательного контента в процессе обмена мнениями между партнерами по коммуникациями, студентами, активно реагирующими на нововведения в области неформального общения, где допускаются отклонения от нормативного использования языковых единиц разного уровня.

Материалом настоящего исследования послужили интернет-тексты на информационно-образовательных площадках университетов Великобритании и США, отличающихся высоким уровнем конкуренции, которые позволяют пользователям отправлять текстовые заметки с помощью службы мгновенных сообщений, а также других малоформатных посланий. В рамках настоящей работы были проанализированы 300 сообщений пользователей университетских чатов и форумов о поступлении, образовательных услугах и развлечениях в университетских кампусах.

 

Лексико-семантические средства языковой экономии

Специфической чертой виртуального общения являются различные аббревиационные процессы (31,4 % примеров аббревиаций от общего числа лексических сокращений). Поскольку объемные названия ассоциаций и специализированных терминов сложны для запоминания, осмысления и воспроизведения в спонтанной разговорной речи, в университетских чатах используется аббревиация академических званий, статусов, должностей и названий учебных заведений:

1) “Anyone starting a course at DSL in 2022? I’m gonna do the MFA in acting!” (Manchester) DSL = Digital Subscriber Line; MFA = Master of Fine Arts;

2) “My cousin was graduated from UCLA and admitted there from IB” (California). UCLA = The University of California; IB = International Baccalaureate.

В университетском текстинге этого типа довольно часто используются экспрессивные аббревиатуры, связанные с выражением мыслей и эмоций адресанта. Данная группа включает понятие ответной реакции адресата на полученное им сообщение:

1) “Omg that sounds so bad and nerve wracking”. (Stanford). OMG – Oh my God;

2) “No offense, man, but MYOB (California). MYOB = mind your own business.

К графическим сокращениям в виртуальном общении относятся следующие группы: 1) общепринятые сокращения (e. g., etc, max, min); 2) буквенно-числовые сокращения (be4; str8; some1); 3) использование символов вместо слов (ZZZ.; some £; 50 %).

Большое распространение в языке университетских чатов получили неологизмы – комбинации словосложений и сокращений с разными типами словообразования, составляющие 24,75 % всех примеров языковой экономии на лексическом уровне:

1) “There is a PowerPoint feature to record a presentation and dub over audio slide” (Keele). To dub = to duplicate, to copy;

2) “I would have sent this information to him, but he’s not googlable” (Edinburgh). A person’s or organization’s googleability, or how googleable they are, is therefore a measure of how easily identifiable they are in the virtual universe.

Итак, функция сокращенных лексических единиц в процессе виртуальной коммуникации состоит в более экономном выражении мысли и устранении избыточности информации. Различные способы сокращений являются одним из видов оптимизации речевого сообщения, а целесообразность их использования в современном разговорном общении заключается в создании экономных и семантически емких номинативных единиц.  

 

Грамматические средства языковой экономии

Одновременный избыток информации и недостаток времени, свойственные современной образовательной действительности, нуждаются в  доступности и скорости получения информации, а потребность в экспрессии обуславливает внедрение разговорных образных конструкций нередко с пропуском любого члена предложения, что непосредственно способствует сжатию содержания текста, т. е. к лингвистической экономии и приводит к свежим структурным языковым изменениям, которые возможно проследить не только на уровне лексики, но и на уровне синтаксиса.

Снятие синтаксической сложности текста университетских англоязычных чатов и форумов достигается, сокращением длины предложений; использованием вместо придаточных предложений отдельных самостоятельных предложений, связанных друг с другом не с помощью союза, а по смыслу; употреблением однородных членов предложения:

1) Studying abroad allows you to become more self-confident by pushing you out of your comfort zone, giving you the opportunity to adapt to a new country and ways of life, and encouraging you find creative solutions to new challenges (Keele);

2) I fully intend to take advantage of the facilities and societies on offer at the university. I am a conscientious and inquisitive person; I have an outgoing and bubbly personality. I am polite and dependable. I have a strong enthusiasm to learn and discover new possibilities (Princeton). (Bubbly personality – живая личность).

Второй пример ярко демонстрирует действие лингвистической экономии на синтаксическом уровне языковой системы, где логическая связь содержательных фрагментов текста установлена при помощи такой синтаксической фигуры речи, как анафора. Реализация функции языковой экономии анафоры связана с возможностью более понятно и четко выразить мнение автора текста, организовать минимальные содержательные фрагменты текста в его смысловые блоки, выделить композиционно значимые части текста.

Языковая экономия в синтаксисе реализуется и за счет эллиптических конструкций, масштабного увеличения разговорных конструкций, для которых типичны: инверсия, употребление восклицательных и вопросительных предложений, использование предложений с обращением, риторических вопросов, а также пассивных конструкций:

May I ask why you ended up deciding on LSE?

– Why do I want to go on to higher education? Well ever since I started the AVCE Travel & Tourism course I have gained interest in the tourism industry, and I have come to notice that there are mass opportunities in the market, which has yet to be exploited, and I in the future want to do exactly that (Chicago).

Вопросительные предложения в современном англоязычном текстинге являются самыми распространенными, так как они прямо отвечают коммуникативному замыслу говорящего, обладают вариативной семантической окраской и способствуют более краткому изложению или выяснению необходимой информации, что свойственно интернет-общению.

Ведущим средством языковой экономии в образовательном дискурсивном пространстве на синтаксическом уровне является наличие вторично-предикативных конструкций (далее – ВПК), которые способны выражать мысль более компактно, не уменьшая объема передаваемой информации:

Studying abroad allows you to explore the world, gain vital skills and increase your employability (Keele).

Формы экономии на фонетическом уровне

Главенствующим средством лингвистической экономии на фонетическом уровне языковой системы является ассимиляция, которая определяется как «артикуляционное уподобление звуков друг другу в потоке речи в пределах слова или словосочетания» (ЛЭС 1990, с. 110). Ассимиляция заметна даже на письме. Приведем примеры ассимиляций звуков, зарегистрированных в интернет-текстах университетских англоязычных чатов:

1) “It’s all about the context, doncha know?” (Oxford) Doncha know = don’t you know;

2) “Cardiff don’t really care about your UCAT so people really gotta stop saying…” (Manchester) Gotta = got to;

3) “I shoulda told you” (Liverpool). Shoulda = should have;

4) “They coulda got cold when they were riding the subway” (Stanford). Coulda= could have;

5) “You oughtta know” (Princeton). Oughtta = ought to;

6) “I getta spend time with you but this is making me kinda sad... you know...”  (Cardiff) Getta = get to; kinda = kind of;

7) “He prolly went back to teaching” (Keele). Prolyl = probably;

8) “Ah, gotcha! You gonna capture the world!” (Keele). Gotcha = got you;

9) “We have just come outta library” (Manchester). Outta = out of.

Данные уподобления звуков являются результатом приспособления наших органов речи, поэтому такие изменения способствуют сокращению времени и энергии на произнесение. Это можно считать очевидным результатом проявления принципа экономии усилий.

 

Заключение

Реализация языковой экономии в современном англоязычном образовательном дискурсе – это не только вынужденная мера, обусловленная требованием виртуальной коммуникативной реальности, но и объективная возможность креативно обходить ограничения на количество символов в университетских чатах в одном сообщении, используя разного рода сокращения, способствующие экономии времени и ускорению процесса взаимопонимания. На лексико-семантическом уровне языковая экономия проявляется с помощью различных видов аббревиации и неологизмов; грамматическая подсистема виртуальной коммуникации характеризуется использованием коротких предложений, пассивных и вторично-предикативных конструкций, употреблением однородных членов предложения. На фонетическом уровне к средствам экономии относится ассимиляция.

Перспективы дальнейшего исследования действия закона экономии языковых средств видятся в более детальном изучении принципа лингвистической экономии в различных разновидностях виртуального дискурсивного пространства.

×

About the authors

L. A. Samboruk

Samara National Research University

Author for correspondence.
Email: lsamboruk@mail.ru
ORCID iD: 0000-0003-2334-604X

lecturer of the Department of English Philology

Russian Federation, 34, Moskovskoye shosse, Samara, 443086, Russian Federation

References

  1. Ball 2012 – Ball S.J. (2012) Ball S.J. Global Education Inc.: New Policy Networks and the Neoliberal Imaginary. 1st Edition. London: Routledge, 2012. 184 p.
  2. Dale 2000 – Dale R. (2000) Globalization and Education: Demonstrating a «Common World Educational Culture» or Locating a «Globally Structured Educational Agenda». Education Theory, vol. 50, issue 4, pp. 427–448. DOI: http://doi.org/10.1111/j.1741-5446.2000.00427.x.
  3. Spring 2014 – Spring J. (2014) Globalization and Educational Rights: An Intercivilizational Analysis. Mahwah, NJ: L. Erlbaum Associates, 200 p. DOI: http://doi.org/10.5860/choice.39-4113.
  4. Baumgarten, Gagnon 2016 – Baumgarten, S., Gagnon, Ch. (2016) Translating the European house: Discourse, Ideology and Politics – Selected Papers by Christina Schäffner. Cambridge: Cambridge Scholars Publishing, 382 p. Available at: https://books.google.ru/books?id=3Or6DAAAQBAJ&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=false.
  5. Aleksandrova, Mendzheritskaya, Khar'kovskaya 2008 – Aleksandrova O.V., Mendzheritskaya E.O., Khar'kovskaya A.A. (2008) Philology as a component of modern humanitarian knowledge and competency-based approach in foreign philology curricula. Vestnik of Samara State University, vol. 5/2 (64), pp. 273–280. Available at: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=17299844. EDN: https://www.elibrary.ru/ooowwd. (In Russ.)
  6. Donskova 2004 – Donskova O.A. (2004) Trends in the formation of paraverbal graphemics in the Internet system. Philological Sciences, no. 2, pp. 36–39. Available at: http://pn.pglu.ru/index. (In Russ.)
  7. Efremova 2009 – Efremova E.E. (2009) Specific features of computer discourse. Available at: https://publications.hse.ru/mirror/pubs/share/folder/4ooeqsi1wc/direct/67906722 (accessed 10.10.2022). (In Russ.)
  8. Kopshukova 2017 – Kopshukova E.V. (2017) New trends in English-language educational discourse. In: Language and representation of cultural codes. VII All-Russian scientific conference of young scientists with international participation: materials and reports. Part I. Samara, pp. 38–42. Available at: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=29278162. EDN: https://www.elibrary.ru/yqsaxn. (In Russ.)
  9. Kuznetsova, Chudova 2008 – Kuznetsova Yu.M., Chudova N.V. (2008) Psychology of Internet residents. Moscow: URSS, 224 p. Available at: https://vk.com/wall-136849019_1756. (In Russ.)
  10. Mozgovaia 2018 – Mozgovaia A.O. (2018) Means of manifestation of emotions in the Internet communication. Vestnik of Moscow State Linguistic University. Humanities, no. 13 (807), pp. 125–138. Available at: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=39385671. EDN: https://www.elibrary.ru/itpvpe. (In Russ.)
  11. Saraykina 2015 – Saraykina Y.S. (2015) Dynamics of conceptosphere «EDUCATION» in modern English educational discourse based on textbooks «OUTCOMES». Izvestia of Samara Scientific Center of the Russian Academy of Sciences, vol. 17, no. 1, pp. 169–172. Available at: http://www.ssc.smr.ru/media/journals/izvestia/2015/2015_1_169_172.pdf. (In Russ.)
  12. Khar'kovskaya 2012 – Khar'kovskaya A.A. (2012) Virtual «business cards» of modern American and British schools: the experience of discursive analysis. In: Topical Issues of English linguistics: collection of scientific articles dedicated to the anniversary of the head of the Department of English Linguistics of the Faculty of Philology of Lomonosov Moscow State University, Doctor of Philological Sciences, professor Olga Viktorovna Alexandrova. Moscow, pp. 383–391. Available at: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=25720101. EDN: https://www.elibrary.ru/vqvqwn. (In Russ.)
  13. Khar'kovskaya, Dyumina 2012 – Khar'kovskaya A.A., Dyumina O.V. (2012) Linguocultural aspects of the English-language educational discourse in the context of modern professional education in foreign philology. Obrazovanie v sovremennom mire. Samara, pp. 207–210. (In Russ.)
  14. Khar'kovaskaya 2015 – Khar'kovskaya A.A. (2015) English educational discourse: current trends. In: Professional communication and multi-competence: collection of scientific papers dedicated to the 15th anniversary of the English language No. 5 MGIMO. Moscow: MGIMO, pp. 177–181. Available at: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=24673376. EDN: https://www.elibrary.ru/utyctz. (In Russ.)
  15. Khar'kovskaya 2016 – Khar'kovskaya A.A. (2016) English communicative space transformations in the epoch of media technological innovations. In: Evolution and transformation of discourses. Samara: Izd-vo «Samarskii universitet», issue 1, pp. 137–144. Available at: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=27308431. EDN: https://www.elibrary.ru/wzpiwr. (In Russ.)

Copyright (c) 2023 Samboruk L.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies