Functional synergy of the text as an object of functional linguosynergetics


Cite item

Abstract

The article is devoted to the study of the phenomenon of text from the standpoint of functional linguosynergetics. The relevance of the study is due to the need to rethink the basic linguistic concepts in terms of current scientific approaches, in particular those that are aimed at a holistic vision of the object of study in terms of its consistency, variability and functionality while immersed in the external environment. The authors consider the text as a synergistic semantic system that has the inherent properties of openness, non-linearity, non-equilibrium and the ability to self-organize. The process of formation of the semantic system of the text, during which the text is transformed into discourse, is interpreted as a functional and semantic self-organization, which consists in a cyclic change in the phase of the system’s exit from the state of dynamic equilibrium, followed by the ordering of the semantic construct (that is, its return to the equilibrium state) due to the well-coordinated, coherent interaction of multi-level elements of the system on the way of its advancement in the communicative goal - the functional attractor. The authors come to the conclusion that understanding the mechanisms for implementing the functional synergy of the text makes it possible to qualitatively influence the effectiveness of the implementation of the pragmatic task of the final text product

Full Text

Введение

С некоторых пор в науке о языке был широко признан тот факт, что «…язык проявляется как текст, и вне текста он фактически не существует» [Мурзин 1998, с. 246]. Уже с середины прошлого столетия именно текст считался коммуникативной единицей высшего уровня. В то же время многообразие последовательно сменявших друг друга лингвистических подходов – грамматического, семантического, прагма-коммуникативного, когнитивно-дискурсивного – обусловили чрезвычайное разнообразие в интерпретации и изучении текста, выводя на первый план различные свойства и категории данного объекта.

В рамках современной научной парадигмы все большую популярность приобретают так называемые холистичные подходы к трактовке различных явлений языкового/речевого порядка, включая текст. Их общим основанием является целостное видение объекта изучения, предполагающее сопряжение идеи системности с идеей вариативности, деятельности в контексте формирующего влияния внешней среды. В этом плане перспективными представляются синергетические концепции изучения языка/речи/текста/дискурса, в рамках которых определяющим становится понимание разнообразных явлений лингвистического порядка как сложных адаптивных самоорганизующихся систем, «…composed of units in dynamic interaction, whose interdependency provides to the whole system a functional character. The units interact with each other on the local level, but this local interaction supports the larger system as a functioning whole» [Pickering 2016, p. 181].

В настоящее время в рамках синергетических концепций расширяется понятие системности применительно к языку и речи, разрабатывается методология изучения языка как самоорганизующейся системы, стремящейся к оптимальному равновесию и целостности (Герман 1999) [Домброван 2014; Kretzschmar 2015; Larsen-Freeman, Schoenemann 2009; Pickering 2016]. Кроме того, осуществляются попытки выявления в языке единиц и категорий, способных противостоять средовым факторам и сохранять состояние неустойчивой стабильности [Beckner et al. 2009]. В новом свете предстает механизм языкового развития в диахронии (Храмченко 2014) [Zuidema, de Boer 2013]. Помимо этого, синергетическая теория разрабатывается применительно к фонологии [Wedel 2011] и синтаксису [Holger 2020], изучается синергетика поэтического языка и текста [Сергодеев 2019], синергетические принципы переводческой [Кушнина 2019], педагогической [Храмченко 2017], риторической [Khramchenko, Radyuk 2014] деятельности. Активно ведется исследование формы текста как природного объекта; в частности, изучается ритмическая цикличность и фрактальность структуры текста как результат процесса самоорганизации, фиксирующий некий многократно воспроизводимый структурный инвариант (Герман 1999) [Мышкина 2011; Olizko, Mamonova, Samkova 2020].

Отдельное научное направление в рамках синергетического подхода ориентировано на изучение функциональных (прагма-семантических) свойств системы дискурса. Это направление, основоположником которого является Евгения Витальевна Пономаренко, получило название функциональная лингвосинергетика. Базовые положения и общие методологические принципы функциональной лингвосинергетики, разработанные в трудах Е.В. Пономаренко (Пономаренко 2004) [Пономаренко 2010; Пономаренко 2013; Ponomarenko, Larionova, Kamenetskaia 2021], получили дальнейшее теоретическое развитие и практическое применение в работах ее последователей и учеников. В частности, данный подход применялся к анализу различных аспектов современного английского делового дискурса с позиций его эволюционной динамики и риторической эффективности [Малюга 2013; Паршутина 2015; Пономаренко 2010; Радюк 2016] (Храмченко 2014). Кроме того, лингвосинергетическая методология нашла применение при выявлении частных синергийных процессов в рамках различных дискурсивных пространств [Веденева 2013] (Малахова 2011; Савина 2009).

В то же время процесс становления прагмасемантического плана целого текста как синергийной системы на данный момент еще не получил полного лингвистического осмысления. В связи с этим авторы ставят перед собой цель рассмотреть феномен текста в терминах функциональной лингвосинергетики, что представляется востребованным и актуальным с точки зрения приобретения текстом дискурсивных свойств.

 

Текст как синергийная система

С позиций холистичного подхода, текст предстает как иерархически организованная целостная структура, материально представленная в виде линейной последовательности языковых элементов: «…text is […] a configuration of cryptotypical distribution expressed by overt structures, or ‘a linear sequence of meaningful entities,’ organized also hierarchically» [Popescu et al.2015, p. 2]. Однако при этом текст объективно существует как система смыслов, нелинейно формирующаяся в сознании коммуникантов, то есть конечный смысловой продукт не сводится к последовательному сложению смысловых компонентов текста (Пономаренко 2004). Данная мысль прослеживается у многих исследователей, которые также говорят о том, что, являясь самостоятельной системой, включенной в системные отношения более высшего порядка, и в то же время, будучи делимым на более частные подсистемы, текст подчиняется разнопорядковым закономерностям:

– во-первых, является объективно существующим феноменом предметного мира, в котором представляет собой самостоятельную систему;

– во-вторых, выступает компонентом макросистемы определенного функционального стиля;

– в-третьих, служит средством актуализации системы языка, системы средств коммуникативного взаимодействия людей, системы формирования менталитета и т. д. [Котюрова 2013; Лотман 1998; Figueredo, Figueredo 2019].

При этом отмечается, что внутри текста, образуемого как неким образом упорядоченный набор входящих в его состав единиц, устанавливается система отношений, относительно устойчивых связей. Именно эти связи внутри уровней и между уровнями определяют инвариантные параметры текста, обусловливают их повторяемость. В то же время в ситуации реального функционирования текста в социальной среде к инвариантным признакам добавляются индивидуальные, вариативные. В связи с этим, представляется возможным описать группу изоморфных текстов как единый текст, то есть выделить его системные свойства. При этом конкретные тексты по отношению к подобному описанию будут выступать как сложное сочетание системных (организованных, релевантных) элементов и асистемных (неорганизованных, нерелевантных) элементов [Лотман 1998].

В основе лингвосинергетического подхода к трактовке текста лежит представление о динамическом характере его развертывания. Подчеркивая системные качества текста, исследователи отмечают, что он представляет собой законченное в структурном и семантическом отношении целое, взаимодействующее с коммуникативной ситуацией и сознанием партнеров по коммуникации, и порождающее в процессе своего динамического развертывания не просто сумму / систему значений, а смысловую систему, некий конструкт, качественно отличный от суммы значений линейно выстроенных элементов текста: «…“смысл” словосочетаний и, тем более, “смысл” целых текстов не может быть вычислен на основе смысла составляющих их слов. … Они [слова] являются всего лишь стимуляторами, сигналами для запуска сложнейших мыслительных процессов, которые происходят в сознании, подсознании (а, может быть, и в сверхсознании) человека» [Белоногов 2004, с. 58]. Именно с этих позиций представляется возможным раскрыть механику процесса становления вариативных смысловых модификаций на основе определенного набора языковых элементов, которым в основе своей и является текст, а также выявить динамические процессы, обеспечивающие целостность и устойчивость прагмасемантической системы текста в условиях меняющейся коммуникативной среды.

Специфика функциональной лингвосинергетики как самостоятельного направления лингвистических изысканий определяется органичным сочетанием функционального и синергетического подходов в изучении текста, трансформирующегося в дискурс. По словам О.В. Александровой, собственно функциональное направление «…определило отношение к изучению языка не только как системы, но как реально функционирующей сущности ментального и теснейшим образом связанного с ним языкового сознания, с помощью которого человек обретает способность категоризации мира, его познания и существования внутри его» [Александрова 2008, с. 210]. С позиций функциональной лингвистики дискурс понимается как текст в процессе функционирования (то есть речь в динамике) в непосредственной связи с различными факторами внелингвистического порядка, влияющими на создание и восприятие текста участниками коммуникации [Александрова 2008; Пономаренко 2013].

В то же время синергетика как методологическая ветвь системного подхода сосредоточивает свое внимание на изучении особого вида систем – открытых, сложных, нелинейных, динамических, к разряду которых принадлежат язык, речь и текст/дискурс. При этом основное внимание уделяется выявлению механизмов их саморегулирования в процессе эволюционного развития, которое описывается как череда взаимопереходов упорядоченных и разупорядоченных состояний, завершающихся образованием новых структур речемыслительного и коммуникативно-прагматического плана (Пономаренко 2004) [Пономаренко 2013]. Важно подчеркнуть, что речь идет о возможности самоорганизации именно функциональных, а не структурных, свойств текста, поскольку его структура развертывается адресантом линейно и целенаправленно и говорить о структурной самоорганизации речевого произведения следует с большими оговорками (что изучается целым рядом лингвистов, однако для нас пока неактуально).

Таким образом, функциональная лингвосинергетика, интегративно сочетающая методологические находки двух взаимодополняющих подходов – функционального и системного, рассматривает язык / речь / дискурс с точки зрения специфики протекания процессов функциональной самоорганизации; выявляет и описывает заложенные в них синергийные потенции, определяет факторы, обеспечивающие динамические сдвиги и стабилизирующие механизмы, способствующие сохранению целостности общей смысловой системы. При этом для проникновения в суть внутриязыковых и ментально-речевых процессов функциональная лингвосинергетика привлекает реальные образцы речетворчества в конкретных, в том числе, одноразовых, проявлениях. Учитывая, что дискурс как «…сложный комплекс смыслопорождения, его языкового форматирования, речепроизводства и речевосприятия» [Пономаренко 2013, с. 134] обретает полноценность только в совокупности со всеми смысловыми приращениями, возникающими под влиянием различных факторов конкретной ситуации и особенностей участников общения, функционально-синергетический анализ нацелен на выявление способов взаимодействия как внутренних, так и внешних элементов и связей прагмасемантической системы дискурса в процессе реализации коммуникативной цели. В данном контексте под смысловой синергийностью дискурса понимается возникающее в пределах конкретного речевого произведения единое смысловое «пространство», которое обладает способностью к саморегулированию, т. е. в результате полиаспектного взаимодействия его внутренних и внешних компонентов в дискурсе возникают спонтанные смысловые свойства, характерные для целостной системы, но не выводимые напрямую из суммы смыслов отдельных компонентов-высказываний (Пономаренко 2004). Синергия в данном случае понимается как «слияние энергий», которое, по сути (правда, в другой терминологии), отмечал академик Л.В. Щерба, говоря, что в языке правила сложения смыслов дают «…не сумму смыслов, а новые смыслы» [Щерба 2004, с. 24] (терминологический аппарат лингвосинергетики в то время еще не применялся).

 

Функциональный синергизм как фактор актуализации дискурсивных свойств текста

Рассмотренный в таком ракурсе, текст/дискурс предстает как самостоятельная система, обладающая всеми характеристиками синергийного конструкта, применительно к которому ключевые понятия синергетики преломляются следующим образом:

– текст / дискурс представляет собой «…систему смыслов, которая формируется всей совокупностью устных и письменных средств их речевого выражения в совокупности со всеми смысловыми приращениями, возникающими в ситуации реального речепроизводства и речевосприятия» [Пономаренко 2013, с. 134]. Как любую сложную систему, его можно разделить на ряд более мелких, частных подсистем;

– в своем существовании система стремится к достижению коммуникативной цели – функционального аттрактора, что обеспечивается при условии согласованного, кооперативного поведения всех элементов системы. Результатом деятельности системы становится некий конечный, полезный с точки зрения целой системы результат, который квалифицируется как ведущий системообразующий фактор. Таким образом, функциональный аттрактор представляет собой не только неотъемлемый компонент системы дискурса, но и обязательное условие его развития и существования, к которому стремятся все траектории смыслового развития функционально-смыслового пространства дискурса. В конкретном речевом отрезке он может быть выражен вербально, либо оставаться на уровне импликаций, но в любом случае в тексте / дискурсе присутствуют те речевые и структурные единицы, которые позволяют установить коммуникативную цель адресанта сообщения;

открытость (незамкнутость) текста / дискурса проявляется в его постоянном двунаправленном взаимодействии с внешней средой, в качестве которой выступают порождающее сознание адресанта, воспринимающее сознание адресата, а также конкретные условия ситуации общения и более широкий коммуникативный контекст. Благодаря открытости текста / дискурса, в систему с одной стороны поступают новые смысловые компоненты в виде информации/смыслов/значений; с другой стороны, избыточные элементы вытесняются из системы в среду, где происходит их рассеивание, так называемая «диссипация», то есть уход из порождаемого в общении контекста – за пределы данной смысловой системы;

неравновесность текста / дискурса заключается в том, что в результате взаимодействия со средой, являющейся источником новой информации/смыслов/значений, а также под воздействием внутренних процессов в системе текста происходят качественно-количественные изменения состава и системообразующих единиц. Эти так называемые флуктуации (колебания, отклонения) приводят к нарушению равновесия, выходу системы из стационарного состояния (появлению в тексте единиц, формирующих новые тенденции в смысловом пространстве дискурса). Благодаря таким внешним и внутренним хаотизирующим воздействиям, система отклоняется от заданной траектории движения к аттрактору, теряет устойчивость, в связи с чем необходим ряд компенсаторных мер по возвращению системы в равновесное состояние (в тот смысловой диапазон, в рамках которого достижима коммуникативная цель). За счет мобилизации внутренних ресурсов (семантического потенциала единиц текста), при когерентном взаимодействии всех входящих в систему компонентов происходит переструктурирование смысловой системы и ее переход к новой стадии динамического равновесия, восстанавливающей движение к аттрактору (зачастую на качественно ином уровне);

– описанные выше флуктуации вызывают хаотизацию (в синергетическом, а не бытовом понимании) смыслового пространства, что в данном контексте трактуется как проявление тенденций, не соответствующих изначально заданным условиям смысловой эволюции системы текста. Эти тенденции являются хаотическими не с позиций автора дискурса, а с позиций внутреннего состояния самой системы (что практически выражается в возникновении речемыслительных компонентов, выходящих за рамки первичного смыслового пространства текста). Хаотизирующие тенденции означают не абсолютную бессмысленность и полную разупорядоченность элементов системы (хотя и такой вариант развития событий не исключен), но своего рода конструктивный фактор, так как благодаря хаотизирующим воздействиям дискурсивная система, стремящаяся к сохранению своей целостности и нацеленная на достижение аттрактора, начинает активизировать свои латентные функциональные свойства и, адаптируясь к новым условиям существования, оказывается способной порождать новые смысловые компоненты и переходить на новый смысловой уровень;

нелинейность текста / дискурса выражается в том, что «…результат суммы воздействий на систему не равен сумме результатов этих воздействий, <…> целое не есть сумма частей» [Буданов 2006, с. 162–163]. Данный тезис практически проявляется в том, что при формировании содержания речевого произведения конечный смысловой конструкт, порождаемый целостным произведением, включает смысловые компоненты, возникающие в смысловой системе благодаря взаимодействию элементов различного уровня. Даже малый по своим качественно-количественным характеристикам и кажущийся несущественным элемент потенциально может оказать значительное по своей силе воздействие, когда, образно выражаясь, сработает формула 2 + 2 = 5 и проявятся спонтанные, изначально не эксплицируемые, смысловые компоненты. Таким образом, данное свойство системы, во-первых, способствует преобразованию текста в дискурс – живой процесс общения в заданной коммуникативной ситуации, а во-вторых, открывает практически неисчерпаемые возможности в плане выбора траекторий, многовариантности развития смыслового пространства, образования в нем новых структур и, как следствие, – эволюционного продвижения дискурса к коммуникативной цели-аттрактору;

эмерджентность текста / дискурса означает его способность спонтанно, в процессе функционирования и развития, порождать некие незапланированные свойства / качества / смыслы, которые возникают в результате взаимодействия элементов смысловой системы в рамках целостного речевого произведения. То есть происходит «слияние энергий», возникает некая новая сущность в конкретном ситуативном контексте;

– под самоорганизацией дискурса понимается способность дискурсивной системы синергийно мобилизовывать функциональный потенциал всех элементов на пути к аттрактору, к достижению коммуникативной цели. Смысловой конструкт, который создается в процессе развития прагмасемантического плана дискурсивной системы на основе заложенных автором речевых элементов, складывается в процессе хаотизации и стабилизации функционально-семантического плана дискурса, таким образом имеет место его функционально-смысловая самоорганизация (Пономаренко 2004) [Пономаренко 2013].

Смысловая система текста / дискурса способна сохранять свою целостность благодаря наличию факторов, стабилизирующих ее поведение и препятствующих разрушению. В качестве таких факторов выступают внешние управляющие параметры и внутренние параметры порядка [Буданов 2006; Князева, Курдюмов 2010; Haken 2004 и др.] – именно они определяют иерархию компонентов системы и характер их взаимоподчинения, направляя эволюционное самодвижение системы в определенное функциональное русло. Применительно к дискурсу в качестве управляющих параметров выступают значимые экстралингвистические факторы текущего коммуникативного контекста [Черкунова 2022], в то время как внутренние параметры порядка реализуются в виде логико-семантических и прагмасемантических отношений между дискурсивными элементами (Пономаренко 2004). Именно эти факторы обеспечивают интеграцию конкретного текста в систему языка, в порождающее / воспринимающее сознание и их концептуальную картину мира, а также обеспечивают целостность и системное взаимодействие компонентов в пределах конкретной подсистемы дискурса.

 

Заключение

Описанные принципы самоорганизации прагмасемантического пространства дискурса основаны на нелинейности его функциональных свойств, что позволяет смысловой системе текста сохранить свою целостность в условиях дестабилизирующих внешних и внутренних воздействий; препятствует разрушению системы и дает возможность вывести систему на новый, качественно иной уровень функционирования, то есть выстроить систему смыслов, релевантную первоначальным интенциям адресанта. При этом залогом успешного достижения намеченной коммуникативной цели является свойство функциональной нелинейности дискурса, благодаря которому развитие прагмасемантической системы и сохранение ее целостности происходит за счет возникновения разнообразных многовариантных смысловых комбинаций, превосходящих простую сумму смыслов единиц текста.

Предложенная трактовка текста / дискурса позволяет представить сложную динамику его функциональных свойств как развернутый процесс, обусловленный когерентным взаимодействием разноуровневых речевых средств, представляющих собой системные элементы единого целого. При этом способность текста / дискурса к смысловой самоорганизации предстает как его ингерентное свойство, которое, с одной стороны, отражает динамику ментально-психических процессов, лежащих в основе речетворчества, а с другой стороны, дает возможность проследить ответное влияние дискурса на формирование самих этих процессов в сознании коммуникантов. Подобное понимание сущности становления смысловой системы текста / дискурса потенциально дает возможность более рационального использования функционального потенциала текстовых единиц, что, в свою очередь, позволит повысить риторическую эффективность конечного текстового продукта, и в целом гармонизировать процесс речевой коммуникации, осуществляемой посредством текста.

×

About the authors

M. V. Cherkunova

Samara National Research University

Author for correspondence.
Email: m.cherkunova@mail.ru
ORCID iD: 0000-0003-4167-4530

Candidate of Philological Sciences, associate professor, associate professor of the Department of English Philology

Russian Federation, 34, Moskovskoye shosse, Samara, 443086, Russian Federation

E. V. Ponomarenko

MGIMO University

Email: e.ponomarenko@inno.mgimo.ru
ORCID iD: 0000-0003-3725-4461

Doctor of Philology, associate professor, professor of the English Language Department № 4

Russian Federation, 76, Vernadskogo Avenue, Moscow, 119454, Russian Federation

A. A. Kharkovskaya

Samara National Research University

Email: aax2009@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-6532-0828

Candidate of Philological Sciences, professor, professor of the Department of English Philology

Russian Federation, 4, Moskovskoye shosse, Samara, 443086, Russian Federation

References

  1. Beckner et al. 2009 – Beckner C., Blythe R., Bybee J., Christiansen M.N., Croft W., Ellis N.C., Holland J., Ke J., Larsen-Freeman D., Schoenemann T. (2009) Language is a complex adaptive system: position paper. Language Learning, vol. 59, suppl. 1, pp. 1–26. DOI: https://doi.org/10.1111/j.1467-9922.2009.00533.x.
  2. Figueredo, Figueredo 2019 – Figueredo G., Figueredo G.A. (2019) Systemic Dynamics Model of Text Production. Journal of Quantitative Linguistics, vol. 27, issue 4, pp. 291–320. DOI: http://doi.org/10.1080/09296174.2019.1567301.
  3. Haken 2004 – Haken H. (2004) Synergetics Introduction and Advanced Topics. Springer-Verlag Berlin Heidelberg GmbH, 779 p. DOI: http://dx.doi.org/10.1007/978-3-662-10184-1.
  4. Holger 2020 – Holger D. (2020) A Dynamic Network Approach to the Study of Syntax. Frontiers in Psychology, vol. 11, p. 604853. DOI: http://dx.doi.org/10.3389/fpsyg.2020.604853.
  5. Khramchenko, Radyuk 2014 – Khramchenko D., Radyuk A. (2014) The synergy of modern Business English discourse: holistic Approach to teaching unconventional rhetoric. In: Proceedings of INTED2014 Conference 10th-12th March 2014, Valencia, Spain, pp. 6779–6783. Available at: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=26122679. EDN: https://www.elibrary.ru/vzqsef.
  6. Kretzschmar 2015 – Kretzschmar W.A. (2015) Language and Complex Systems. Cambridge: Cambridge University Press, 242 p. DOI: http://doi.org/10.1017/cbo9781316179017.
  7. Larsen-Freeman, Schoenemann 2008 – Larsen-Freeman D., Schoenemann T. (2009) Language is a complex adaptive system: position paper. Language Learning, vol. 59, suppl. 1, pp. 1–26. DOI: http://doi.org/10.1111/j.1467-9922.2009.00533.x.
  8. Olizko, Mamonova, Samkova 2020 – Olizko N., Mamonova N., Samkova M. (2020) Semiotic and synergetic methods of text analysis. In: European Proceedings of Social and Behavioural Sciences EPSBS. Word, Utterance, Text: Cognitive, Pragmatic and Cultural Aspects (WUT 2020). Chelyabinsk, 27–29 April, 2020, pp. 1056–1063. DOI: http://doi.org/10.15405/epsbs.2020.08.123. EDN: https://www.elibrary.ru/wlzbjq.
  9. Pickering 2016 – Pickering W.A. (2016) Natural languages as complex adaptive systems. Estudos Linguísticos, vol. 45, issue 1, pp. 180–192. DOI: http://dx.doi.org/10.21165/el.v45i1.787.
  10. Ponomarenko, Larionova, Kamenetskaia 2021 – Ponomarenko E., Larionova M., Kamenetskaia S. (2021) Dos y Dos son cinco, o discurso como sistema sinérgico. Andamios, Revista de Investigacion Social, vol. 18, núm. 47, Septiembre-Diciembre, 2021, pp. 255–274. DOI: http://dx.doi.org/10.29092/uacm.v18i47.873. EDN: https://www.elibrary.ru/zjfocy.
  11. Popescu, Lupea, Tatar, Altmann 2015 – Popescu I.I., Lupea M., Tatar D., Altmann G. (2015) Quantitative analysis of poetic texts. Berlin: De Gruyter Mouton, 280 p. DOI: http://doi.org/10.1515/9783110363791.
  12. Wedel 2011 – Wedel A. (2011) Self-organization in phonology. In: Oostendorp M. van. et al. (Eds.) The Blackwell Companion to Phonology: Suprasegmental and Prosodic Phonology. Oxford: Wiley-Blackwell, pp. 130–147. DOI: http://dx.doi.org/10.1002/9781444335262.wbctp0006.
  13. Zuidema, de Boer 2013 – Zuidema W., de Boer B. (2013) Modelling in the language sciences. In: Podesva E. et al. (Eds.) Research Methods in Linguistics. Cambridge: Cambridge University Press, pp. 422–439. Available at: https://eprints.illc.uva.nl/id/eprint/456/1/PP-2012-14.text.pdf.
  14. Aleksandrova 2008 – Aleksandrova O.V. (2008) The language of the media as part of the collective space of society. In: Volodina M.N. (Ed.) Media language. Moscow: Akademicheskii Proekt; Al’ma Mater, pp. 210–221. Available at: http://evartist.narod.ru/text12/07.htm. (In Russ.)
  15. Belonogov 2004 – Belonogov G.G. (2004) Computational linguistics and advanced information technologies. Moscow: Russkii mir, 248 p. (In Russ.)
  16. Budanov 2006 – Budanov V.G. (2006) Methodology and principles of synergetics. Fіlosofіya osvіti = Philosophy of education, no. 1 (3), pp. 143–172. (In Russ.)
  17. Vedeneva 2013 – Vedeneva YU.V. (2013) Linguo-synergic potential of small-format texts in titles of English-language poetry for children. Philology. Theory & Practice, no. 10 (28), pp. 44–47. Available at: https://www.gramota.net/articles/issn_1997-2911_2013_10_10.pdf#; https://www.elibrary.ru/item.asp?id=20279530. EDN: https://www.elibrary.ru/rbufbf. (In Russ.)
  18. Dombrovan 2014 – Dombrovan T.I. (2014) Synergetic model of the development of the English language. Odessa: KP OGT, 399 p. Available at: https://www.academia.edu/40079761/СИНЕРГЕТИЧЕСКАЯ_МОДЕЛЬ_РАЗВИТИЯ_АНГЛИЙСКОГО_ЯЗЫКА. (In Russ.)
  19. Knyazeva, Kurdyumov 2010 – Knyazeva Ye.N., Kudyumov S.P. (2010) Fundamentals of synergy. Synergetic worldview. Moscow: Knizhnyi dom «Librokom», 256 p. Available at: https://platona.net/load/knigi_po_filosofii/sinergetika/knjazeva_kurdjumov_osnovanija_sinergetiki_rezhimy_obostreniem_samoorganizacija_tempomiry/55-1-0-586. (In Russ.)
  20. Kotyurova 2013 – Kotyurova M.P. (2013) Speech systemness (about accurate definition of the concept). In: Stereotyping and creativity in text: interuniversity connection of scientific works. Perm: Izd-vo Perm. un-ta, issue 17, pp. 27–44. Available at: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=21277155. EDN: https://www.elibrary.ru/rxpuvd. (In Russ.)
  21. Kushnina 2004 – Kushnina L.V. (2004) From speech systemacity to translation systemacity in the space of text, discourse, culture. Philology in the XXI Century, S1, pp. 163–167. Available at: http://www.rfp.psu.ru/archive/2019_sphylol.pdf; https://www.elibrary.ru/item.asp?id=39555617. EDN: https://www.elibrary.ru/irsabu. (In Russ.)
  22. Lotman 1998 – Lotman Yu.M. (1998) Structure of the literary text. Saint Petersburg: Iskusstvo-SPb., 285 p. Available at: https://www.litmir.me/br/?b=109657&p=1. (In Russ.)
  23. Malyuga 2013 – Malyuga E.N. (2013) Intercultural business communication development in the modern linguistics. Buryat State University Bulletin, no. 11, pp. 35–40. Available at: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=20270938. EDN: https://www.elibrary.ru/rbphyp. (In Russ.)
  24. Murzin 1998 – Murzin L.N. (1998) The principle of derivation and derivational grammar. In: Goleva N.D. (Ed.) Essays on linguistic determinology and derivatology of the Russian Language. Barnaul: Izd-vo Alt. un-ta, pp. 238–248. (In Russ.)
  25. Myshkina 2011 – Myshkina N.L. (2011) Conceptual and terminological specifics of counter-narrative-synergetic linguistics. Bulletin of Chelyabinsk State University, no. 24 (239), pp. 94–96. Available at: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=17685751. EDN: https://www.elibrary.ru/oxalnx. (In Russ.)
  26. Parshutina 2015 – Parshutina G.A. (2015) Communication verbs as operators of pragmatic effectiveness and systemacy of Business English discourse. In: Raitskaya L.K. (Ed.) Professional communication and multi-competence. Collection of scientific papers dedicated to the 15th anniversary of the Department of English No. 5 MGIMO. Moscow: MGIMO-Universitet, pp. 109–114. Available at: https://mgimo.ru/library/publications/glagoly_kommunikatsii_kak_operatory_pragmaticheskoy_effektivnosti_i_sistemnosti_delovogo_angliyskogo/?sphrase_id=28114151; https://www.elibrary.ru/item.asp?id=24673329. EDN: https://www.elibrary.ru/utycbx. (In Russ.)
  27. Ponomarenko 2010 – Ponomarenko E.V. (2010) Linguosynergetics of business communication from the standpoint of a competency-based approach (on the basis of the English language). Moscow: MGIMO-Universitet MID RF, 148 p. Available at: https://mgimo.ru/library/publications/issues_184543/; https://www.elibrary.ru/item.asp?id=18239706. EDN: https://www.elibrary.ru/pjdqdn. (In Russ.)
  28. Ponomarenko 2013 – Ponomarenko E.V. (2013) On self-organization and synergy of the English discourse functional plane. Scientific Bulletin of Belgorod State University. Humanities Sciences, no. 13 (156), pp. 131–140. Available at: https://mgimo.ru/upload/iblock/850/850b49b0d837e267e03c266d5f70d1b5.pdf; https://www.elibrary.ru/item.asp?id=20885309. EDN: https://www.elibrary.ru/rpawhd. (In Russ.)
  29. Radyuk 2016 – Radyuk A.V. (2016) Criteria of English business discourse effectiveness in view of dynamic and systemic approach. Science Journal of Volgograd State University. Linguistics, vol. 15, no. 3, pp. 196–205. DOI: http://doi.org/10.15688/jvolsu2.2016.3.22. EDN: https://www.elibrary.ru/wyhlaf. (In Russ.)
  30. Sergodeev 2019 – Sergodeev I.V. (2019) Hierarchy and emergence of poetic text units’ semantic complex in the light of intertextuality. Izvestia Voronezh State Pedagogical University, no. 4 (285), pp. 179–184. Available at: http://izvestia.vspu.ac.ru/content/izvestia_2019_v285_N4/Izv%20VGPU%202019%20Issue%204%20(285)_179-184.pdf; https://www.elibrary.ru/item.asp?id=41723767. EDN: https://www.elibrary.ru/kcvdfj.
  31. Khramchenko 2017 – Khramchenko D.S. (2017) Holistic approach to teaching English. In: Improving the organizational and methodological work of the university to improve the quality of training in higher education programs: materials of the XLIV educational and methodological conference of the teaching staff, postgraduate students, undergraduates, applicants of the TSPU named after L.N. Tolstoy. Tula: Tul’skii gosudarstvennyi pedagogicheskii universitet im. L.N. Tolstogo, pp. 354–356. Available at: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=29726303. EDN: https://www.elibrary.ru/zanafl. (In Russ.)
  32. Cherkunova 2022 – Cherkunova M.V. (2022) Small-format texts in the modern language: the role of the environment in text volume reduction (systemic analysis). Culture and text, no. 3 (50), pp. 126–142. DOI: http://doi.org/10.37386/2305-4077-2022-3-126-142. EDN: https://www.elibrary.ru/xmpuoq. (In Russ.)
  33. Shcherba 2004 – Shcherba L.V. (2004) Language system and speech activity. Moscow: Editorial URSS, 428 p. Available at: http://elib.gnpbu.ru/text/scherba_yazykovaya-sistema--deyatelnost_1974. (In Russ.)

Copyright (c) 2023 Cherkunova M.V., Ponomarenko E.V., Kharkovskaya A.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies