Ensuring the right to protection at the stage of appeal proceedings in criminal case: problems of theory and practice

Cover Page

Cite item

Full Text

Abstract

Introduction. The right of the accused to a defense in criminal proceedings is a prerequisite for the effective administration of justice, since it minimizes possible errors in the final decision in a case, which may result in the conviction of innocent persons, which contradicts the purpose of criminal proceedings and undermines citizens’ confidence in the judicial system.

The purpose of the article is to identify systemic problems that impede the effective implementation of the right to defense at the stage of appeal, as well as to suggest ways to resolve them.

Main results. The authors come to the conclusion that the structural and logical elements of ensuring the right of the accused to a defense at the stage of appeal proceedings in a criminal case are: subjects defending the accused; duties of a defense lawyer to exercise the right of the accused to defense at the stage of appeal proceedings in the case; subjects who, in accordance with the requirements of the criminal procedure law, are obliged to ensure the right of the accused to defense; the duties of the courts of first and appellate instances imposed on them by the criminal procedure law, corresponding to the rights of the accused, his defense lawyer and legal representative and forming in their totality a system of interim measures necessary for the realization of the accused’s right to defense; the powers of the accused, his defense counsel and legal representative, through which the constitutional right to defense is exercised; guarantees of the accused’s right to defense. The only ground for limiting the right to defense is abuse of the right by the defense. The fact of abuse of the right can only be established by the court, the abuse of the right cannot be evidenced exclusively by the external expression of the actions of participants in the process. The question of the presence or absence of abuse of the right to defense should be decided by the court on the basis of the totality of factual circumstances and procedural features of each individual situation. The system of powers that make up the content of the defendant’s right to defense at the stage of appeal proceedings in the case consists of two interrelated elements, including powers exercised at the stage of filing an appeal and before the start of the court session of the court of appeal, as well as the powers that the defense side has directly in consideration of a criminal case in a court session of the court of appeal.

Conclusion. Thus, the effective provision of the right to defense at the stage of appeal proceedings requires a change in approaches on the part of legislator and law enforcement officers.

Full Text

Введение. Право обвиняемого на защиту в уголовном судопроизводстве является необходимым условием эффективного осуществления правосудия, поскольку позволяет минимизировать возможные ошибки при вынесении итогового решения по делу, результатом которых может стать осуждение невиновных лиц, что противоречит назначению уголовного судопроизводства и подрывает доверие граждан к судебной системе. Российское уголовно-процессуальное законодательство предусматривает наделение обвиняемого широким спектром правомочий для осуществления защиты от уголовного преследования. Однако, как показывает практика, несмотря на существующие гарантии обеспечения прав обвиняемого, а также иные требования уголовно-процессуального закона, направленные на вынесение судами законного, обоснованного и справедливого судебного решения, в уголовном судопроизводстве сохраняется возможность судебных ошибок.

По данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, за 2013–2018 годы в апелляционном порядке было отменено или изменено в среднем 18,3% обжалованных обвинительных приговоров суда первой инстанции1. Указанные статистические данные свидетельствуют о том, что право на апелляционное обжалование обвинительного приговора суда первой инстанции, выступая в качестве дополнительной возможности для осужденного доказать свою невиновность, либо иным образом улучшить свое положение, оспорив приговор, является тем необходимым механизмом, который позволяет исправлять допущенные судебные ошибки.

Важность права на апелляционное обжалование в российском уголовном процессе обусловлена сущностью апелляции – возможностью полного пересмотра уголовного дела как по фактическим, так и правовым основаниям, что позволяет суду апелляционной инстанции выявить и устранить любую ошибку, допущенную при разбирательстве дела в суде первой инстанции. Данные судебной статистики свидетельствуют о том, что несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела в период 2013–2018 годов послужило основанием к отмене обвинительных приговоров в апелляционном порядке в среднем в 37% случаях, то есть каждый третий отмененный приговор содержал в себе ошибку именно в вопросах факта. Апелляционная инстанция – это последняя возможность для осужденного оспорить фактические обстоятельства уголовного дела, установленные судом первой инстанции. Кассационная и надзорная инстанция такими полномочиями в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом не наделены. Необеспечение осужденному необходимых условий для реализации им конституционного права на защиту на данной стадии уголовного процесса лишит его последней возможности оспорить обоснованность обвинительного приговора суда первой инстанции, то есть оспорить приговор по вопросам факта, что представляется существенным ущемлением прав обвиняемого и является недопустимым.

Анализ судебной практики свидетельствует о наличии целого ряда проблем системного характера, возникающих при реализации обвиняемым права на защиту на стадии апелляционного производства по уголовному делу. Неправильное понимание со стороны правоприменителей правовой природы апелляционного обжалования и своих обязанностей по обеспечению права обвиняемого на защиту, а также недостаточное правовое регулирование отдельных аспектов обеспечения права обвиняемого на защиту приводят к нарушению права обвиняемого на защиту на стадии апелляционного производства по делу и, как следствие, к вынесению незаконного судебного решения.

Важнейшей проблемой является также отсутствие у правоприменителей понимания сущностной основы реализации права обвиняемого на защиту на стадии апелляционного производства по делу, проявляющееся в том, что нередко суды апелляционной инстанции, формально выполняя требования по обеспечению права обвиняемого на защиту, предоставляют обвиняемому возможность участия в судебном заседании суда апелляционной инстанции, назначают ему в соответствии с требованиями ст. 51 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ)2 адвоката-защитника, однако в нарушение требований ч. 3 ст. 389.28 УПК РФ игнорируют или ненадлежащим образом мотивируют ответы на доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах стороны защиты.

Основное исследование.

Право обвиняемого на защиту – это самостоятельное право, гарантированное Конституцией РФ, которое связано исключительно с защитой от уголовного преследования.  Конституционной основой права обвиняемого на защиту являются положения ч. 1 ст. 45 и ст. 48 Конституции РФ, в которых закреплены два фундаментальных аспекта права на защиту: право каждого человека защищать себя самому всеми способами, незапрещенными законом, и право каждого человека пользоваться при защите помощью квалифицированного юриста. Право обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи не тождественно праву лица на защитника по уголовному делу. Если осуществление первой в уголовно-процессуальных правоотношениях действующее нормативно-правовое регулирование связывает исключительно с адвокатской деятельностью, то в качестве защитника по уголовному делу может выступать иное лицо в предусмотренных законом случаях. Право обвиняемого на защиту на стадии апелляционного производства по делу – это возможность лица лично и (или) с помощью защитника и (или) законного представителя совершать какие-либо действия (или не совершать их), направленные на оспаривание осуждения, представление доводов и доказательств в свое оправдание или иное улучшение положения обвиняемого (Вдовин 2020, 21–22).

Единственным основанием для ограничения права на защиту является злоупотребление правом стороной защиты. Следует отметить, что уголовно-процессуальное законодательство не содержит такого понятия, как «злоупотребление правом», оно существует лишь на доктринальном уровне. Под злоупотреблением правом понимается такое поведение, которое предполагает умышленное использование прав или правовых средств в прямом противоречии их социальному назначению, последствием чего является нарушение законных интересов других участников процесса, общественных интересов (Андреева, Зайцев, Емельянов 2017, 21). Ключевым аспектом злоупотребления правом в уголовном процессе, в том числе и правом на защиту, является вопрос о том, каким образом можно отграничить правомерное поведение участников уголовного судопроизводства от злоупотребления правом, а также о том, какие меры воздействия должны быть приняты в отношении установленного факта злоупотребления правом. В качестве критериев, которые позволили бы отличить правомерное поведение участников процесса от злоупотребления правом, Т.В. Трубникова предлагает очевидную неразумность поведения участника процесса с точки зрения реализации его права и очевидную недобросовестность поведения участника процесса (Трубникова 2015, 71–72).

Таким образом, для того, чтобы признать, что в действиях участника процесса, которые в той или иной степени нарушают права других участников процесса, имеется злоупотребление правом, необходимо, во-первых, со всей очевидностью установить, что его действия не направлены на реализацию его права, а во-вторых, они должны быть очевидно недобросовестными. При этом «в каждом конкретном случае решение суда должно быть настолько тщательно мотивированно, чтобы не возникало сомнений в правильности выводов суда» (Маркина 2017, 52).

Необходимо также отметить, что злоупотребление правом на защиту не может выражаться исключительно в формальной стороне действий участников процесса. Так, «только количество заявленных ходатайств не всегда свидетельствует о злоупотреблении защитником правом» (Андреева, Зайцев 2017, 136). Например, защитник может заявить хоть 100 ходатайств перед началом судебного заседания, если каждое из них будет мотивированным и обоснованным, и это не будет являться злоупотреблением правом со стороны защитника.

Следует также отметить, что каких-либо иных ограничений права на защиту, кроме случаев злоупотребления правом, установлено быть не может, в отличие, например, от права на свободу, которое может быть ограничено, как в качестве меры процессуального принуждения при производстве по уголовному делу, так и при назначении судом наказания за совершенное лицом преступление. Факт злоупотребления правом может быть установлен только судом на основании совокупности фактических обстоятельств и процессуальных особенностей каждой индивидуальной ситуации.

Сущностной основой реализации права обвиняемого на защиту на этапе апелляционного обжалования обвинительного приговора суда первой инстанции являются доводы о незаконности, необоснованности и несправедливости приговора, а также о наличии новых обстоятельств, существенно влияющих на решение вопросов об уголовной ответственности, назначении наказания либо освобождении от уголовной ответственности или наказания, и отсутствовавших на момент судебного разбирательства в суде первой инстанции, содержащиеся в основной апелляционной жалобе, дополнительной апелляционной жалобе и выступлении непосредственно в судебном заседании суда апелляционной инстанции. Не рассмотрение судом апелляционной инстанции доводов апелляционной жалобы, направленных на оспаривание фактических обстоятельств уголовного дела, установленных судом первой инстанции, а также доводов жалобы, указывающих на допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона при исследовании или оценке доказательств, повлиявших на правильность установления судом фактических обстоятельств дела, является нарушением права осужденного на защиту, влекущее за собой отмену апелляционного решения с направлением уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение.

Обеспечение права обвиняемого на защиту на стадии апелляционного производства по уголовному делу представляет собой урегулированную нормами права целенаправленную деятельность судов первой и апелляционной инстанций по выполнению обязанностей, возложенных на них уголовно-процессуальным законом, и проистекающих из совокупности правомочий обвиняемого, гарантированных Конституцией РФ и уголовно-процессуальным законом. Обеспечение права обвиняемого на защиту на стадии апелляционного производства по уголовному делу состоит из шести структурно-логических элементов: субъектов, осуществляющих защиту обвиняемого; обязанностей адвоката-защитника по реализации права обвиняемого на защиту на стадии апелляционного производства по делу; субъектов, которые в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона должны обеспечить право обвиняемого на защиту; системы обеспечительных мер, которые должны принять суды первой и апелляционной инстанций в целях обеспечения права обвиняемого на защиту; правомочий обвиняемого, его защитника и законного представителя, посредством которых обвиняемый реализует конституционное право на защиту; гарантий права обвиняемого на защиту. Совокупность обеспечительных мер, которые должны принять суды первой и апелляционной инстанций в целях создания оптимальных условий для реализации обвиняемым права на защиту на стадии апелляционного производства по уголовному делу, в каждом уголовном деле будет индивидуальной в зависимости от конкретных обстоятельств дела, а также степени процессуальной активности стороны защиты. Общим для всех систем обеспечительных мер во всех уголовных делах будет являться единая цель – создание оптимальных условий для реализации обвиняемым права на защиту на стадии апелляционного производства по уголовному делу.

Большинство обеспечительных мер, принимаемых судами первой и апелляционной инстанций, в силу состязательного типа процесса носят диспозитивный характер. Вместе с тем в уголовно-процессуальном законе установлен минимальный ряд обеспечительных мер императивного характера, необходимый, по мнению законодателя, для предоставления возможности обвиняемому для реализации им конституционного права на защиту. В зависимости от того, на кого из субъектов, осуществляющих защиту обвиняемого, направлены обеспечительные меры, можно выделить меры, принимаемые судами по созданию необходимых условий для реализации права обвиняемого на защиту непосредственно самим обвиняемым; его защитником; и законным представителем.

Важнейшим условием эффективности обеспечения права на защиту является неукоснительное выполнение возложенных на адвоката-защитника обязанностей по реализации права обвиняемого на защиту. Деятельность судов первой и апелляционной инстанций по созданию оптимальных условий для реализации обвиняемым права на защиту не будет иметь смысла без деятельности профессионального адвоката-защитника (участие которого в силу требований ст. 51 УПК РФ по большинству уголовных дел является обязательным).

В качестве одной из важнейших гарантий реализации права обвиняемого на защиту на этапе апелляционного обжалования обвинительного приговора суда первой инстанции выступает ограничение на возможность ухудшения положения обвиняемого, установленное положениями ч. 1 ст. 389.24 УПК РФ. Анализ положений ч. 1 ст. 389.24 УПК РФ, разъяснений Верховного Суда РФ по толкованию указанной нормы закона, а также сложившейся судебной практики позволяет сделать вывод о том, что общий подход, выработанный Верховным Судом РФ, согласно которому суд апелляционной инстанции при ухудшении положения осужденного не вправе выходить за пределы доводов жалобы или представления, является ключевым в вопросе возможности ухудшения положения осужденного. В связи с этим полагаем, что позиция Конституционного Суда РФ, сформулированная в определении от 14 января 2016 года № 15-О, согласно которой суд апелляционной инстанции вправе выйти за пределы доводов жалобы стороны обвинения и вне зависимости от отсутствия в представлении или жалобе вопросов о правовой оценке фактических обстоятельств дела, отменить приговор и вернуть уголовное дело прокурору, указав при этом согласно ч. 1.3 ст. 237 УПК РФ обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления, входит в противоречие с вышеуказанной позицией Верховного Суда РФ. В связи с наличием разных подходов к толкованию положений ч. 1 ст. 389.24 УПК РФ в позициях Верховного Суда РФ и Конституционного Суда РФ, предлагается разрешить данные противоречия на законодательном уровне, взяв за основу позицию Верховного Суда РФ, как соответствующую процессуальной конструкции благоприятствования защите и предоставляющую большие гарантии при реализации обвиняемым конституционного права на защиту, но с учетом позиции Конституционного Суда РФ о том, что суд апелляционной инстанции не должен принимать решение вопреки своему внутреннему убеждению и подтверждать юридическую силу решения суда первой инстанции, которое он считает неправосудным.

Большое влияние на формирование стандартов обеспечения обвиняемому права на защиту оказали позиции Европейского Суда по правам человека (далее – ЕСПЧ). ЕСПЧ выработаны стандарты обеспечения права на защиту в суде второй инстанции, касающиеся как личного участия осужденного, а также права осужденного на предоставление ему защитника, которые были восприняты российскими законодателем и правоприменителем. Согласно позициям ЕСПЧ, единственным основанием для рассмотрения в судебном заседании апелляционной жалобы или представления, в которых затронуты вопросы факта, без личного участия осужденного является отказ осужденного от права на личное участие. От права на личное участие в судебном заседании можно отказаться как прямо, так и в косвенной форме (путем совершения определенных действий). Одним из основных требований, выполнение которого может свидетельствовать о наличии косвенного отказа со стороны осужденного от участия в судебном заседании суда апелляционной инстанции, является требование разъяснить осужденному, что для личного участия в судебном заседании суда апелляционной инстанции он должен подать соответствующее ходатайство или иным образом уведомить суд о его желании участвовать в судебном заседании. Необходимость обязательного участия защитника в судебном заседании суда второй инстанции ЕСПЧ связывает с формой участия в судебном заседании осужденного, сложностью уголовного дела, грозящим осужденному суровым наказанием, а также участием в судебном заседании прокурора. Обеспечение права обвиняемого на защиту, закрепленного в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, не должно быть формальным, оно должно отвечать требованиям эффективности, которое распространяется как на личную защиту, так и на защиту защитником.

ЕСПЧ не раз подчеркивал, что каждый обвиняемый имеет право на «практическую и эффективную», а не «теоретическую и иллюзорную» правовую помощь3.  В ряде случаев Европейский суд отмечал крайне формальное отношение правоприменителей к содержанию права на защиту, под которым понимается, в первую очередь, присутствие адвоката во время процессуальных действий или судебного заседания, особенно в делах, где защитник участвовал по назначению (Стандарты справедливого правосудия 2012, 510). Неэффективность защиты может быть обусловлена, во-первых, ненадлежащим исполнением своих профессиональных обязанностей перед доверителями защитниками по уголовным делам; во-вторых, отсутствием необходимых условий, обязанность обеспечения которых возлагается на государственные органы; в-третьих, отсутствием надлежащего контроля за качеством юридической помощи, оказываемой по уголовным делам (Качалова 2015, 32).

Весьма показательным является дело «Сахновский против России», в котором право заявителя на защиту было нарушено дважды: в 2002 году, когда при рассмотрении дела судом кассационной инстанции ему не был предоставлен защитник; и в 2007 году, когда отсутствие личного контакта с заявителем на заседании и отсутствие какой-либо беседы с ним до заседания суда в сочетании с тем, что адвокат должна была осуществлять защиту на основе положений кассационной жалобы, поданной пять лет назад другим адвокатом, свело участие адвоката в кассационном слушании к простой формальности. Бесплатный адвокат заявителю был назначен и представлен ему непосредственно перед судебным заседанием, в сочетании с тем, что им было предоставлено только пятнадцать минут для общения по видеосвязи, лишил ее какой-либо возможности выступать в качестве защитника иначе, как номинально.

Первоначальным этапом, на котором начинается реализация права на защиту в апелляционной инстанции является подача апелляционной жалобы. Она  предполагает использование обвиняемым своих полномочий,  основными из которых на данном этапе производства по уголовному делу являются: право на дополнительное ознакомление с материалами уголовного дела, в том числе с протоколом судебного заседания суда первой инстанции, обусловленное необходимостью подготовки апелляционной жалобы; право на подачу замечаний на протокол судебного заседания суда первой инстанции; право осужденного, не владеющего русским языком, на получение перевода приговора и протокола судебного заседания на родной язык. После вынесения приговора право осужденного на ознакомление с материалами уголовного дела является несколько ограниченным в сравнении с аналогичным правом, предоставляемым обвиняемому по окончании предварительного расследования, поскольку напрямую зависит от усмотрения судьи, который рассматривает ходатайство об ознакомлении с материалами уголовного дела и определяет время, необходимое для такого ознакомления. Вопреки позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлении от 14 июля 2017 года № 21-П, суд апелляционной инстанции не всегда сможет проверить точность, полноту и правильность протокола судебного заседания суда первой инстанции, если в поданных на него замечаниях протокол будет оспариваться не в качестве доказательства виновности или невиновности осужденного, а в качестве процессуального документа, в котором зафиксирован ход судебного заседания. В этой связи представляется, что решение Конституционного Суда РФ об исключении возможности оспаривания протокола судебного заседания суда первой инстанции после направления уголовного дела в суд апелляционной инстанции, вне зависимости от уважительности причины пропуска срока подачи замечаний на протокол судебного заседания, является ущемлением права осужденного на защиту.

В целях повышения гарантий реализации осужденным конституционного права на защиту представляется целесообразным закрепить право осужденного на получение квалифицированной юридической помощи при составлении апелляционной жалобы на обвинительный приговор суда первой инстанции на законодательном уровне (Вдовин 2020, 156). Так, во-первых, после вынесения приговора осужденный, первоначально отказавшийся от апелляционного обжалования приговора и написавший об этом письменный отказ адвокату-защитнику, как того требуют положения ч. 4 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката, может в течение срока, установленного для апелляционного обжалования приговора суда первой инстанции, передумать, и ему понадобится адвокат-защитник, который сможет оказать ему квалифицированную юридическую помощь для составления апелляционной жалобы на приговор. Во-вторых, в случае, если осужденный обжалует приговор суда первой инстанции по основанию нарушения его права на защиту, вызванного недобросовестными или неквалифицированными, на его взгляд, действиями со стороны адвоката-защитника, осуществляющего его защиту в суде первой инстанции, он также должен иметь возможность воспользоваться квалифицированной юридической помощью для составления апелляционной жалобы на приговор, для чего ему необходимо обратиться в суд первой инстанции с ходатайством о предоставлении ему другого адвоката-защитника. Ходатайство осужденного о предоставлении ему другого адвоката-защитника для составления апелляционной жалобы необходимо расценивать, как отказ от защитника, предусмотренный положениями ч. 1 ст. 52 УПК РФ. Конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи распространяется и на ситуации, когда осужденному необходима помощь адвоката-защитника для составления возражений на апелляционное представление прокурора или апелляционную жалобу потерпевшего, в которых ставится вопрос об ухудшении положении осужденного. Полагаем целесообразным также установить запрет на отзыв апелляционной жалобы адвоката, поданной в интересах обвиняемого, без его письменного согласия. Результаты анкетирования практических работников показали, что внесение указанных изменений в уголовно-процессуальный закон поддержали более половины опрошенных судей и прокуроров, а также 83% опрошенных адвокатов (Вдовин 2020, 281–286). Апелляционная жалоба стороны защиты – это всегда либо прямое волеизъявление обвиняемого, либо при отсутствии такового – действия защитника или законного представителя, действующих в его интересах. Подача апелляционной жалобы кем-либо из участников стороны защиты в установленный законом десятидневный срок порождает право на подачу дополнительной апелляционной жалобы. В связи с тем, что возможность подачи дополнительной апелляционной жалобы на приговор суда обусловлена фактом подачи первоначальной апелляционной жалобы, которая всегда, так или иначе, связана с интересами обвиняемого, то правом подачи дополнительной апелляционной жалобы при такой ситуации обладает сам обвиняемый, любой из его защитников, в том числе, не участвовавший в суде первой инстанции, а также, представляется и законный представитель. Результаты анкетирования практических работников показывают, что указанную позицию разделяют лишь 39,8% судей, 31,82% прокуроров и 55% адвокатов (Вдовин 2020, 281–286), что свидетельствует, на наш взгляд, о неправильном понимании правовой природы апелляционной жалобы стороны защиты. В целях формирования единой судебной практики представляется целесообразным внести дополнения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 ноября 2012 года № 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции», касающиеся возможности дополнения апелляционной жалобы, поданной кем-либо из участников со стороны защиты, иным участником со стороны защиты.

На суде апелляционной инстанции лежит обязанность не только заблаговременно направить извещения о дате, времени и месте судебного заседания суда апелляционной инстанции, но также и удостовериться в том, что данные извещения были получены участниками процесса в установленный положениями ч. 2 ст. 389.11 УПК РФ срок. Извещение о дате, времени и месте судебного заседания суда апелляционной с нарушением установленного срока является основанием для отложения судебного заседания суда апелляционной инстанции, за исключением случаев, когда суд удостоверится, что сторонам хватило предоставленного времени для подготовки к судебному заседанию, и они не возражают против рассмотрения дела (Вдовин 2017, 32).

Важнейшим правом, обеспечивающим право на защиту на стадии апелляционного производства, является право на личное участие содержащегося под стражей осужденного в судебном заседании.  Оно должно быть обеспечено во всех случаях, за исключением письменного отказа от участия со стороны осужденного. Участие осужденного в судебном заседании суда апелляционной инстанции возможно в двух формах – в форме личного присутствия в зале судебного заседания суда апелляционной инстанции, а также участие посредством видеоконференц-связи. Особенно актуальными данные вопросы стали в условиях пандемии коронавирусной инфекции (Андреева, Качалова 2020, 9–13). Само по себе участие осужденного в судебном заседании суда апелляционной инстанции посредством видеоконференц-связи не является ущемлением права осужденного на защиту, однако при этом необходимо обеспечить осужденному, во-первых, возможность быть услышанным судом апелляционной инстанции, а во-вторых, возможность беспрепятственного общения с адвокатом-защитником.  

Следует согласиться с предложениями о законодательном закреплении требования о необходимости присутствия защитника в следственном изоляторе при проведении судебного заседания путем использования системы видеоконференц-связи в случае, если защитник участвует в деле (Алтынникова 2017, 83; Решетняк 2013, 23). Несмотря на то, что такой подход создаст определенные трудности как защитникам, так и пенитенциарным органам, которые должны будут исполнять данное требование закона, значение права на защиту настолько велико, что право на эффективную юридическую помощь должно соблюдаться при любых обстоятельствах.

Одним из дискуссионных вопросов, возникающих при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции, является вопрос о том, может ли суд, ссылаясь на положения ч. 4 ст. 389.8 УПК РФ, согласно которым дополнительные апелляционные жалобы подлежат рассмотрению, если они поступили в суд апелляционной инстанции не позднее, чем за 5 суток до начала судебного заседания, игнорировать новые доводы стороны защиты, приведенные непосредственно в судебном заседании суда апелляционной инстанции, и отсутствующие в апелляционной жалобе. Результаты проведенного анкетирования (Вдовин 2020, 281–286) свидетельствуют о том, что среди практических работников не сложилось единого мнения на данный вопрос. В связи с чем необходимо внести дополнения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 ноября 2012 года № 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции», касающиеся обязанности суда апелляционной инстанции рассматривать новые доводы, изложенные стороной защиты непосредственно в судебном заседании суда апелляционной инстанции.

Выводы. Таким образом, можно сделать выводы о том, что:

  1. Обеспечение права обвиняемого на защиту на стадии апелляционного производства по уголовному делу – это урегулированная нормами уголовно-процессуального закона целенаправленная деятельность судов первой и апелляционной инстанций по выполнению обязанностей, возложенных на них уголовно-процессуальным законом, и проистекающих из совокупности правомочий обвиняемого, гарантированных Конституцией РФ и уголовно-процессуальным законом.
  2. Структурно-логическими элементами обеспечения права обвиняемого на защиту на стадии апелляционного производства по уголовному делу являются: субъекты, осуществляющие защиту обвиняемого; обязанности адвоката-защитника по реализации права обвиняемого на защиту на стадии апелляционного производства по делу; субъекты, которые в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона обязаны обеспечивать право обвиняемого на защиту; обязанности судов первой и апелляционной инстанций, возложенные на них уголовно-процессуальным законом, корреспондирующие правам обвиняемого, его защитника и законного представителя и образующие в своей совокупности систему обеспечительных мер, необходимых для реализации права обвиняемого на защиту; правомочия обвиняемого, его защитника и законного представителя, посредством которых реализуется конституционное право на защиту; гарантии права обвиняемого на защиту.
  3. Единственным основанием для ограничения права на защиту является злоупотребление правом стороной защиты. Факт злоупотребления правом может быть установлен только судом, о злоупотреблении правом не может свидетельствовать исключительно внешнее выражение действий участников процесса. Вопрос о наличии или отсутствии злоупотребления правом на защиту должен разрешаться судом на основании совокупности фактических обстоятельств и процессуальных особенностей каждой индивидуальной ситуации.
  4. Система правомочий, составляющих содержание права обвиняемого на защиту на стадии апелляционного производства по делу, состоит из двух взаимосвязанных элементов, включающих правомочия, реализуемые на этапе подачи апелляционной жалобы и до начала судебного заседания суда апелляционной инстанции, а также правомочия, которыми обладает сторона защиты непосредственно при рассмотрении уголовного дела в судебном заседании суда апелляционной инстанции.
  5. В связи с наличием разных подходов к толкованию положений ч. 1 ст. 389.24 УПК РФ (о том, что может являться поводом к ухудшению положения осужденного) в позициях Верховного Суда РФ и Конституционного Суда РФ предлагается разрешить данные противоречия на законодательном уровне, взяв за основу процессуальную конструкцию благоприятствования защите, как предоставляющую наибольшие гарантии при реализации обвиняемым конституционного права на защиту.
  6. Право обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи при составлении апелляционной жалобы на судебное решение суда первой инстанции должно быть закреплено законодательно.

 

×

About the authors

Oksana V. Kachalova

Russian State University of Justice

Author for correspondence.
Email: Oksana_kachalova@mail.ru
SPIN-code: 6521-2432

Doctor of Law, Associate Professor, Head of the ScientiХc Direction of Research on Problems of Criminal Procedure of the ScientiХc Center for the Study of Problems of Justice

Russian Federation, 117418, Russian Federation, Moscow, Novocheremushkinskaya Street, 69.

Sergey A. Vdovin

Moscow Regional Court

Email: vdovin_sergey@mail.ru

Assistant to the Deputy Chairman of the Moscow Regional Court

Russian Federation, 143411, Russian Federation, Moscow Region, Krasnogorsk, Stroiteley Boulevard, 4, building 3.

References

  1. Алтынникова, Лиля И. 2017. ‘‘Особенности реализации принципа состязательности сторон в современном российском апелляционном производстве по уголовным делам’’. Дис. ... канд. юрид. наук. М. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=32242607.
  2. Андреева, Ольга И., Олег А. Зайцев. 2017. ‘‘О злоупотреблении правом защитником в уголовном процессе’’. Уголовный процесс как средство обеспечения прав человека в правовом государстве: материалы Международной научно-практической конференции (9–12 ноября 2017 года). Минск: Издательский центр БГУ: 135–143. https://www.elibrary.ru/item.asp?id=30786890.
  3. Андреева, Ольга И., Олег А. Зайцев, Дмитрий В. Емельянов. 2017. ‘‘О злоупотреблении защитником права на защиту и способах реагирования должностных лиц на недобросовестное поведение’’. Уголовная юстиция 10: 19–24. http://doi.org/10.17223/23088451/10/4.
  4. Андреева, Ольга И., Оксана В. Качалова. 2020. ‘‘Российский уголовный процесс в эпоху коронавируса: вызовы времени’’. Вестник Томского государственного университета. Право 36: 5–15. http://doi.org/10.17223/22253513/36/1.
  5. Вдовин, Сергей А. 2020. ‘‘Обеспечение права на защиту на стадии апелляционного производства по уголовному делу’’. Дис. ... канд. юрид. наук. М. https://agprf.org/userfiles/ufiles/dis_sovet/ diss/2019/Vdovin/Диссертация%20-%20Вдовин%20С.А..pdf.Вдовин, Сергей А. 2017. ‘‘Извещение о дате, времени и месте заседания суда апелляционной инстанции: типичные нарушения права на защиту’’. Уголовный процесс 11: 28–33. https://elibrary. ru/item.asp?id=30586391.
  6. Вдовин, Сергей А. 2018. ‘‘О некоторых проблемах реализации осужденным права на защиту на стадии апелляционного обжалования приговора’’. Российское правосудие 5: 87–92. https://elibrary. ru/item.asp?id=32817182.
  7. Качалова, Оксана В. 2015. ‘‘Эффективность защиты по уголовным делам’’. Российский судья 5: 29–33. https://elibrary.ru/item.asp?id=23460670.
  8. Маркина, Елена А. 2017. ‘‘О злоупотреблении стороной защиты правом в судебном разбирательстве “DE JURE” и “DE FACTO”. Уголовная юстиция 10: 49–55. http://doi.org/10.17223/23088451/10/9.
  9. Решетняк, Владимир И. 2013. ‘‘Использование видеоконференцсвязи в суде апелляционной инстанции’’. Администратор суда 1: 19–24. https://wiselawyer.ru/poleznoe/71935-ispolzovanie- videokonferencsvyazi-sude-apellyacionnoj-instancii.
  10. Стандарты справедливого правосудия. 2012. Под ред Т.Г. Морщаковой. М.: Мысль.
  11. Трубникова, Татьяна В. 2015. ‘‘Злоупотребление правом в уголовном процессе: критерии и пределы вмешательства со стороны государства’’. Вестник Томского государственного университета. Право 3: 65–78. http://doi.org/10.17223/22253513/17/8.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies