Dismissal of prosecution and termination of criminal case in court


Cite item

Abstract

The article analyzes the institution of the dismissal of prosecution in court. The author of the article believes that this legal institution violates the victim’s rights to access to justice and compensation for damage caused. The position of the Constitutional Court of the Russian Federation, set out in the Resolution of the Constitutional Court as of April 20, 1999 № 7-P, 08.12.2003, № 18-P gives the provisions of the commented institution the content that is not included in them. The author of the article invites the court to pass an acquittal. The victim will be able to appeal against the defamatory sentence on all grounds of Article 389.15 of the Code of Criminal Procedure of the Russian Federation. The author of the article suggests making the necessary changes to the criminal procedure law.

Full Text

Из принципа состязательности и положений ст. 237, 239, 246 УПК РФ следует, что в случае возникновения в ходе судебного разбирательства у государственного обвинителя убеждения в том, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, данный участник процесса обладает правом отказаться от обвинения с изложением мотивов такого отказа. Государственный обвинитель может отказаться от обвинения полностью или в части. К. Амирбеков верно отмечает, что полный отказ от обвинения, являющийся на практике исключительно редким явлением, чаще всего связан с односторонностью, халатным и ненадлежащим проведением предварительного расследования. Частичный отказ от обвинения зачастую обусловлен тем, что органы предварительного следствия квалифицируют деяние обвиняемого в большем объеме, с «запасом» [1]. Отказ от обвинения влечет прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в части. Научная классификация оснований для отказа от государственного обвинения приводится в работе В. М. Бозрова, Е. В. Поповой. Как представляется, данная классификация имеет и важное практическое значение. Основания для отказа от государственного обвинения подразделяются на: 1) реабилитирующие и нереабилитирующие; 2) обязывающие прокурора отказаться от обвинения, предоставляющие право отказаться от обвинения, исключающие предпосылки для обвинительной деятельности [2]. Для правильной оценки института отказа прокурора от обвинения необходимо учитывать позицию Конституционного Суда РФ, которая выражена в двух постановлениях. В постановлении КС РФ от 20.04.1999 № 7-П Конституционный Суд РФ признал обязанность суда продолжить разбирательство дела после отказа прокурора от обвинения и разрешить вопрос о виновности или невиновности подсудимого, фактически возложив на суд функцию поддержания обвинения, что недопустимо. В случаях отказа государственного обвинителя от обвинения должны выноситься оправдательный приговор или постановление о прекращении уголовного дела. В постановлении КС РФ от 08.12.2003 № 18-П Конституционный Суд еще раз отметил, поскольку закон требует указания мотивов принятого решения, предполагается и возможность уполномоченных субъектов уголовного процесса проверить эти решения. В этой связи полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства должен быть мотивированным, со ссылками на конкретные пункты ст.с 24 или 27 УПК РФ. Конституционный Суд РФ также указал, что отказ прокурора от обвинения должен заявляться именно в ходе прений сторон, по завершении исследования значимых для дела доказательств и заслушивания участников со стороны обвинения и защиты. Считаем, что обоснованный и мотивированный отказ государственного обвинителя от обвинения или его части говорит о правильном и ответственном понимании прокурором своих функций в судебном разбирательстве. Тем не менее при отказе прокурора от обвинения фактически исчезает движущая сила, вектор уголовного судопроизводства. Потерпевший как физическое лицо лишен возможности самостоятельно поддерживать обвинение против подсудимого [3, с. 14–18; 4, с. 58]. В литературе также высказана позиция о том, что «связанность» суда позицией прокурора, отказавшегося от обвинения, нарушает принцип независимости судей [5; 6]. В случае отказа от поддержания государственного обвинения потерпевший автоматически лишается права на изложение суду своих доводов о доказанности обвинения, а это можно рассматривать как нарушение права последнего на доступ к правосудию. В соответствии со ст. 25 Конституции РФ государство должно обеспечить потерпевшему право на доступ к правосудию и право на компенсацию причиненного ущерба. Аналогичные проблемы возникают при изменении прокурором в суде обвинения на менее тяжкое. Так, например, при переквалификации действий подсудимого с п. «з» ч. 2 ст. 112 УК РФ на ч. 1 ст. 112 УК РФ (в случае неподтверждения использования оружия или предмета в качестве оружия при совершении преступления) меняется и категория тяжести совершенного преступления. При обстоятельствах, предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 112 УК РФ, потерпевший мог бы рассчитывать на большую компенсацию морального вреда, но в связи с изменением квалификации действий подсудимого государственным обвинителем лишается такого права. Существует мнение в науке, согласно которому потерпевший как участник уголовного судопроизводства со стороны обвинения при отказе государственного обвинителя от обвинения должен быть наделен полномочиями обвинителя и продолжить судебное разбирательство в отсутствие прокурора. Представляется, что возможность самостоятельного поддержания обвинения потерпевшим также поставит под сомнение состязательность и равное положение сторон. Так, государственный обвинитель – профессиональный юрист, обладающий специальными знаниями в области юриспруденции. Подсудимому в противовес государственному обвинителю предоставлен защитник-адвокат, также обладающий высшим юридическим образованием. Потерпевшему же защитник от государства не предоставляется, а возможность нанимать адвоката может быть не у каждого потерпевшего. Юридическая неграмотность, невозможность совмещения участия в судебных заседаниях и основного места работы/учебы выступают основными проблемами самостоятельного участия потерпевшего в поддержании обвинения. Определенно указанная модель уголовно-процессуальной нормы не найдет эффективного использования в практической деятельности, а, напротив, усугубит положение участников уголовного судопроизводства. Проблема контроля, надзора или проверки принятия государственным обвинителем решения об отказе от обвинения законодательно не урегулирована. Ни вышестоящий прокурор, ни суд не вправе противостоять позиции государственного обвинителя. Если в процессе судебного разбирательства позиция прокурора и содержание обвинительного заключения расходятся, он обязан поставить об этом в известность прокурора, утвердившего данное заключение, и вместе с ним принять меры, которые будут обеспечивать законность и обоснованность обвинения. Прокурору, утвердившему обвинительное заключение (акт, постановление) по делу, по которому государственный обвинитель отказался от обвинения, остается лишь обжаловать постановление суда о прекращении производства по делу в апелляционном порядке. Порядок отказа государственного обвинителя предусмотрен только в приказах Генерального прокурора РФ. Однако приказ Генерального прокурора РФ не может противоречить УПК РФ, а следовательно, не может регулировать порядок, например, обжалования, отказа государственного обвинителя от обвинения. Потерпевший, лишаясь прав потерпевшего при отказе прокурора от обвинения в суде, лишается также и права на обжалование такого решения. В данном случае приказ Генерального прокурора вступает в противоречие со ст. 71 Конституции РФ, ст. 1 УПК РФ. Ведомственные акты не могут создавать новые нормы уголовно-процессуального закона, они имеют исключительно технический характер [7, с. 880–886]. Таким образом, институт отказа государственного обвинителя от обвинения является слабым местом уголовно-процессуального законодательства, поскольку норма отказа от обвинения противоречит иным нормам уголовно-процессуального законодательства. Для преодоления указанной проблемы в научной литературе высказываются разные предложения. В частности, предлагается поставить отказ прокурора от обвинения под контроль суда [8]. Также предлагается закрепить в УК РФ норму, предусматривающую уголовную ответственность прокурора за незаконное освобождение подсудимого от уголовной ответственности путем отказа от обвинения [9, с. 49–50]. Представители процессуальной школы МГУ им. М. В. Ломоносова считают, что причиной путаницы, возникшей с институтом отказа прокурора от обвинения, следует признать множественность теоретических конструкций (континентальной или англосаксонской), на которых основан данный институт [7, с. 880–886]. Полномочие прокурора отказываться от обвинения известно и дореволюционному, и советскому законодателю (ст. 740 УУС, ст. 248 УПК РСФСР 1960 г.). Российский законодатель отказ от поддержания обвинения считал обязанностью государственного обвинителя, закономерной реализацией идей континентальной правовой модели. Представляется, что позиция Конституционного суда РФ, изложенная в постановлениях от 20.04.1999 № 7-П, 08.12.2003 № 18-П, придает комментируемым положениям УПК РФ не заложенное в них содержание, что в конечном счете нарушает конституционные права потерпевшего на доступ к правосудию и его право на компенсацию причиненного ущерба. Косвенным подтверждением правильности этого вывода является отсутствие в ст. 239 УПК РФ положений, разрешающих прекращать по реабилитирующим основаниям уголовное дело на стадии подготовки к судебному заседанию [10]. Как представляется, разрешить возникшую коллизию позволит вынесение оправдательного приговора в случаях, если государственный обвинитель в ходе судебного разбирательства придет к выводу об отсутствии события преступления, состава преступления или непричастности обвиняемого. В оправдательном приговоре содержится вывод суда о невиновности, тогда как прекращение уголовного дела оставляет вопрос о виновности подсудимого открытым, кроме того, основания прекращения уголовного дела в судебном заседании исключают возможность дальнейшего обсуждения и решения вопроса о виновности или невиновности подсудимого. Важно отметить, что именно такое решение сложившейся проблемы предусматривалось в первоначальном проекте УПК РФ 2001 г., однако в окончательной редакции от этого предложения отказались, поскольку оно было подвергнуто критике. В частности, критиковала такое предложение профессор Э. Ф. Куцева. Профессор отмечала, что в случаях, когда суд, который провел судебное следствие, ознакомился со всеми доказательствами по делу и убедился в том, что подсудимый виновен, он будет вынужден выносить оправдательный приговор, если прокурор откажется от обвинения. Данное положение проекта УПК РФ, по мнению Э. Ф. Куцевой, грубо нарушало принцип независимости суда. Цитируемым автором было выдвинуто предложение не выносить оправдательный приговор в обсуждаемой ситуации, а прекращать уголовное дело. Позднее это положение и было закреплено в УПК РФ [11]. Представляется, что в случаях частичного отказа государственного обвинителя от обвинения суд должен выносить несколько решений – постановление о прекращении уголовного преследования, а по оставшемуся обвинению – приговор [10]. Вынесение оправдательного приговора судом при полном отказе государственного обвинителя от обвинения позволит потерпевшему в полной мере реализовать свои права на обжалование такого решения суда по всем основаниям, предусмотренным ст. 389.15 УПК РФ. Тогда как проверка постановления о прекращении уголовного дела, вынесенного в результате отказа государственного обвинителя от обвинения, допускается лишь на предмет его законности. Для реализации указанных предложений в уголовно-процессуальный закон (ст. 237 и 246) должны быть внесены соответствующие изменения.

×

About the authors

K. A. Тalalaev

Samara National Research University

Author for correspondence.
Email: talalaev.k@ya.ru
Russian Federation

References

  1. Amirbekov K. Razvitie obvinitel'noi funktsii prokuratury Rossii v sudebnykh stadiyakh ugolovnogo sudoproizvodstva [Development of prosecuting powers of the Russian public prosecution service in court stages in criminal proceedings]. Zakonnost', 2012, no. 6 (933), pp. 64–67. Available at: https://center-bereg.ru/j724.html; https://www.elibrary.ru/item.asp?id=17882519 (accessed 29.09.2021) [in Russian].
  2. Bozrov V. M., Popova E. V. Otkaz prokurora ot obvineniya [Public prosecutor's waiver of prosecution]. Rossiiskoe pravo: obrazovanie, praktika, nauka [Russian Law: Education, Practice, Researches], 2019, no. 6 (114), pp. 46–52. DOI: http://doi.org/10.34076/2410-2709-6-46-52. EDN : https://www.elibrary.ru/ibeeji [in Russian].
  3. Lazareva V. A. Obvinitel'naya vlast': ponyatie, sub"ekty, formy realizatsii [Accusatory power: concept, subjects, forms of implementation]. Ugolovnoe sudoproizvodstvo, 2012, no. 1, pp. 14–18. Available at: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=18194589; https://wiselawyer.ru/poleznoe/63491-obvinitelnaya-vlast-ponyatie-subekty-formy-realizacii. EDN: https://www.elibrary.ru/pidysv [in Russian].
  4. Lazareva V. A. Prokuror v ugolovnom protsesse: uchebnoe posobie [Prosecutor in criminal proceedings: textbook]. Moscow: Yurait, 2014, 295 p. Available at: https://urait.ru/bcode/380235 [in Russian].
  5. Osipova A. V. Problemnye voprosy uchastie prokurora v ugolovnom protsesse [Problematic issues of the participation of the prosecutor in the criminal process]. Molodoi uchenyi, 2016, no. 18 (122), pp. 356–358. Available at: https://moluch.ru/arhive/122/33647 (accessed 10.09.2021); https://www.elibrary.ru/item.asp?id=26699710. EDN: https://www.elibrary.ru/wmhadf [in Russian].
  6. Tugutov B. A., Prushinskiy D. I. Klassifikatsiya polnomochii prokurora v sude po ugolovnym delam [Classification of the prosecutor's powers in criminal court]. Sibirskii yuridicheskii vestnik [Siberian Law Herald], 2019, no. 3 (86), pp. 86–91. Available at: https://cyberleninka.ru/article/n/klassifikatsiya-polnomochiy-prokurora-v-sude-po-ugolovnym-delam (accessed 15.09.2021); https://www.elibrary.ru/item.asp?id=39820114. EDN : https://www.elibrary.ru/umqsuq [in Russian].
  7. Kurs ugolovnogo protsessa. Pod red. d. yu. n., prof. L. V. Golovko. 2-e izd., ispr. [Golovko L. V. (Ed.) Course of criminal trial. 2nd edition, revised]. Moscow: Statut, 2017, 1280 p. Available at: http://www.consultant.ru/edu/student/download_books/book/golovko_kurs_ugolovnogo_processa [in Russian].
  8. Amirbekov K. Otkaz prokurora ot obvineniya [Prosecutor's refusal to charge]. Zakonnost', 2001, no. 12. Available at: https://www.lawmix.ru/comm/5926 (accessed 29.09.2021) [in Russian].
  9. Kholodenko V. D. Uchet mneniya poterpevshego i ego predstavitelya pri izmenenii obvineniya prokurorom v stadii sudebnogo razbiratel'stva [Taking into account the opinion of the victim and his representative when changing the prosecution by the prosecutor at the trial stage]. Rossiiskaya yustitsiya, 2002, no. 3, pp. 49–50. [in Russian].
  10. Lavnov M. A. Sovremennaya model' otkaza prokurora ot obvineniya i perspektivy ee sovershenstvovaniya v rossijskom ugolovnom processe [Modern model of dropped charge and the prospects for improvement in the Russian criminal procedure]. Vestnik Saratovskoi gosudarstvennoi yuridicheskoi akademii [Saratov State Law Academy Bulletin], 2013, no. 6 (95), pp. 204–208. Available at: https://cyberleninka.ru/article/n/sovremennaya-model-otkaza-prokurora-ot-obvineniya-i-perspektivy-ee-sovershenstvovaniya-v-rossiyskom-ugolovnom-protsesse (accessed 29.09.2021); https://www.elibrary.ru/item.asp?id=22011196. EDN : https://www.elibrary.ru/snrlkp [in Russian].
  11. Balakshin V. S., Spirin A. V. Institut otkaza gosudarstvennogo obvinitelya ot obvineniya: poisk putei reformirovaniya [Institute of Public Prosecutor's Rejection of Prosecution: Finding Ways to Reform]. Vestnik Ural'skogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii [Bulletin of the Ural Law Institute of the Ministry of the Interior of Russia], 2020, no. 4, pp. 9–17. Available at: https://cyberleninka.ru/article/n/institut-otkaza-gosudarstvennogo-obvinitelya-ot-obvineniya-poisk-putey-reformirovaniya (accessed 15.09.2021); https://www.elibrary.ru/item.asp?id=44610169. EDN : https://www.elibrary.ru/anglgk [in Russian].

Copyright (c) 2022 Тalalaev K.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies