BASES OF INHERITANCE: NEWS OF DOMESTIC CIVIL LAW

Full Text

Abstract

This article, taking into account the joint will of the spouses and the inheritance contract, examines the grounds for inheritance. The author draws attention to the fact that inheritance under the law is still the most common basis for inheritance, despite the active work of the legislator to expand the rights of citizens to dispose of their property in case of death. Statistics on the execution of joint wills of spouses are provided and it is noted that Russians need time to master new legal institutions.

The author points out that in Russia joint wills are based on full trust and mutual consent of the spouses. The main problem seems to be that this approach does not protect the will of the deceased spouse: the surviving spouse has the right to revoke a joint will or make a new will, which has priority in inheritance.

Further, the author emphasizes that, unlike a joint will, the parties to the inheritance contract are to a certain extent bound by it. As a result, the inheritance contract is defined as a will with a cancellation clause and is presented as a means of preventing the surviving spouse from treachery in Russia.

After analyzing foreign experience, the author insists on eliminating the confusion of the functions of the joint will of the spouses and the inheritance contract: the joint will of the spouses should provide for the possibility of unilateral cancellation only subject to compensation for damages, and the inheritance contract should exclude the possibility of the testator's unilateral refusal from the assumed obligations.

Full Text

В настоящее время в России наследование осуществляется по завещанию, по наследственному договору и по закону (ст. 1111 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ)). Наследственный договор длительное время не признавался российским наследственным правом, однако с 01 июня 2019 года стал третьим основанием наследования.

Действующий Гражданский кодекс поменял основания наследования местами, демонстрируя тем самым, что наследование по завещанию является приоритетным с точки зрения актуальной государственной политики. Действительно, с позиций признания частной собственности логично, что гражданин вправе свободно распорядиться имуществом не только при жизни, но и на случай смерти.

Несмотря на это, в подавляющем большинстве случаев в России наследование происходит по закону. Эксперты выделяют несколько основных причин: безразличие к судьбе своего имущества после смерти, сверхоптимизм относительно собственной продолжительности жизни, отсутствие наследственной массы, устраивающий круг наследников по закону, связанные с написанием завещания суеверия [1, с. 56-58].

Наследование по закону происходит в случаях, когда нет завещания, нет наследственного договора или когда по таким сделкам передается только часть имущества. «В назначении умершему определенных преемников закон руководствуется предполагаемою волею наследодателя: закон становится в положение последнего и назначает тех лиц, которых, по всей вероятности, назначил бы и сам наследодатель», – писал в свое время Г. Ф. Шершеневич [2, с. 96].

«Наследование по закону» – термин достаточно условный, так как наследование по завещанию, по наследственному договору и по закону осуществляется в соответствии с ГК РФ. Часть третья ГК РФ устанавливает восемь очередей наследников по закону. Расширение круга наследников по закону явилось, несомненно, прогрессивным шагом на пути совершенствования наследственных правоотношений.

Гражданин вправе распорядиться своим имуществом на случай смерти двумя способами: совершить завещание или заключить наследственный договор [3, с. 38]. В настоящее время распорядиться имуществом на случай смерти путем составления завещания можно индивидуально и совместно.

При этом возможность совершения совместного завещания супругов в России появилась только с 1 июня 2019 года – с введением в действие Федерального закона от 19 июля 2018 г. № 217-ФЗ «О внесении изменений в статью 256 части первой и часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации».

Само понятие завещания является довольно многогранным. С одной стороны, это акт волеизъявления наследодателя (завещателя), с другой стороны, это документ, которым оформляется распоряжение гражданина своим имуществом на случай смерти [4, с. 27].

В гражданском праве Российской Федерации до сих пор не появилось легальное определение данного понятия. Несмотря на это, отдельные ученые считают легальным то определение, которое выводят из содержания статей ГК РФ. Например, С. П. Гришаев в качестве легального указывает такое определение: «Завещание – это односторонняя сделка, которая создает права и обязанности после открытия наследства» [5, с. 67-69].

В целом, в доктрине гражданского права наиболее распространенным является другое определение: «Завещание – это личное распоряжение гражданина своим имуществом на случай смерти». По утвердившемуся в правовой науке мнению, завещание по своей гражданско-правовой сути является односторонней и срочной сделкой [6, с. 80].

Вот уже несколько лет общее количество завещаний, которые составляют россияне, неизменно – примерно 530–550 тысяч в год. При этом за 2020 год было оформлено 533,2 тысячи завещаний, но данные статистики по совместным завещаниям далеко не такие впечатляющие. Совместных завещаний супругов было совершено около 5,5 тысяч на всей территории Российской Федерации (1% от общего количества завещаний). «Однако необходимо понимать, что это достаточно новый правовой институт, который россиянам еще только предстоит освоить», – отмечают в Федеральной нотариальной палате России.

Стоит сказать, что институт совместного завещания супругов появился в российском гражданском праве в связи с присоединением Крыма в 2014 году. Для включения совместного завещания супругов в ГК РФ на тот момент уже имелось множество объективных предпосылок. Как пояснил П. В. Крашенинников, один из авторов соответствующих изменений, внесенных в ГК РФ: «Совместные завещания позволят снизить число семейных конфликтов по поводу наследства. Особенно в семьях, где есть дети от разных браков, и когда супруги хотят упростить для своих наследников процедуры принятия наследства» [7, с. 231].

Главным достоинством совместного завещания супругов является то, что оно расширяет возможности наследодателя выразить свою волю. Так, супруги могут предусмотреть последовательный переход имущества: в случае смерти одного из них имущество переходит к пережившему супругу, а после его смерти – к детям. То есть супруги могут предусмотреть переход имущества на несколько шагов вперед, чего не добиться при совершении обычного завещания.

Возможности совместного завещания и их толкование в комплексе позволяют сделать следующие выводы относительно целей нового регулирования: возможность в случае смерти любого из супругов сформировать наследство после него любым образом – как путем включения в него общего имущества, так и путем исключения любого имущества наследодателя из наследственной массы.

Правовой инструмент направлен на то, чтобы совместное имущество, нажитое в браке, не дробилось между наследниками, а сохранялось – что особенно важно для предпринимателей.

Как видно из анализа вступивших в силу норм ГК РФ, посвященных совместному завещанию супругов, в России применяется конструкция взаимозависимого завещания, тем не менее, российская модель отличается от установленной в Германии [8, с. 105]. Типичное взаимное завещание используется для обеспечения перехода семейного имущества, как правило, общим потомкам супругов. При этом распоряжение супруга, скончавшегося первым, защищается от произвольной отмены пережившим супругом [9, с. 35].

На данный момент в России подобных норм нет: совместные завещания основываются на полном доверии и взаимном согласии супругов. Указанный подход позволяет успешно защищать права супруга, пережившего свою вторую половинку: однако, другая важная задача совместного завещания – защита воли умершего супруга – в России не выполняется, так как переживший супруг вправе отменить совместное завещание либо совершить новое завещание, имеющее приоритет при наследовании, что представляется неправильным, так как умерший супруг явно не предполагал никакого иного дальнейшего распоряжения имуществом, кроме установленного в совместном завещании. Так как российский закон не содержит механизмов понуждения пережившего супруга к исполнению совместного завещания, положения ГК РФ в этой части нуждаются в модификации.

В гражданском законодательстве многих стран значительная роль в наследственном праве отводится такому способу распоряжения имуществом на случай смерти, как наследственный договор – распоряжение на случай смерти, выраженное в договоре между потенциальным наследодателем и потенциальными наследниками, о переходе прав на имущество наследодателя.

В отечественной доктрине были высказаны точки зрения совершенно противоположной направленности: от критики проекта из-за недостаточной радикальности для бизнеса до обвинений в несоответствии «российским традициям наследственного права».

По вышеуказанной причине, как и в случае с совместным завещанием, на данный момент российское законодательство предлагает комбинацию существующих в мире подходов [1, с. 606]:

  1. предмет договора – завещательные распоряжения будущего наследодателя, позволяющие контрагенту наследодателя или третьему лицу (выгодоприобретателю) рассчитывать на получение имущества в порядке наследования (германский вариант);
  2. обязанность контрагента наследодателя – предоставление до или после открытия наследства (украинский вариант) с возможностью заключения договора, не предусматривающего каких-либо обязанностей контрагента наследодателя (германский вариант);
  3. способ защиты нарушенных прав – возмещение убытков в случае отказа наследодателя от договора (английский вариант) в сочетании с полной свободой прижизненного распоряжения имуществом (российское изобретение).

Наследственный договор имеет некоторое сходство с совместными завещаниями. Вместе с тем, их правовая природа различна, учитывая, что в наследственном договоре участвуют как минимум два лица, а завещание носит односторонний характер, а также тот факт, что в наследственном договоре хотя бы один из участников должен сделать распоряжение на случай смерти, которым он будет связан. При этом в договоре не возникает зависимость между распоряжениями сторон.

В ряде случаев наследственные договоры в отличие от завещаний создают правовые последствия с момента их заключения, а завещания – с момента смерти наследодателя. Возможные наследники по договору знают об этом, наследники по завещанию могут об этом не знать.

Закон предусматривает приоритет договорных отношений перед завещаниями, в то же время не запрещая завещания и другие распоряжения на случай смерти. Так, наследственный договор отменяет действие совершенного до заключения договора совместного завещания супругов, при этом, конечно же, нужно соблюдать правило об уведомлении супругов.

По общему правилу, к наследственному договору применяются правила ГК РФ о завещании, в частности об обязательной доле в наследстве, о недостойных наследниках и т.д.

Основным отличием классического наследственного договора от завещания является невозможность отмены распоряжений в одностороннем порядке.

При этом российское наследственное право пока остается полностью верным римской идее свободы отмены распоряжения имуществом на случай смерти: наследодатель вправе совершить в любое время односторонний отказ от наследственного договора путем уведомления всех сторон наследственного договора о таком отказе.

Заключение 

Как уже было указано выше, в отличие от совместного завещания стороны наследственного договора в определенной степени связаны им: последующее завещание не отменяет и не изменяет распоряжение, сделанное в наследственном договоре; отказ от наследственного договора влечет обязанность возмещения убытков.

Таким образом, средством предотвращения вероломства пережившего супруга в России станет не совместное завещание, а наследственный договор, который, по сути, является завещанием с оговоркой о возмещении убытков на случай его отмены. Соответственно, при действующем правовом регулировании наследственный договор выполняет функции совместного завещания супругов, поэтому я предлагаю внести соответствующие изменения в ГК РФ, чтобы каждый правовой институт выполнял именно свои функции.

Совместное завещание супругов должно предусматривать возможность односторонней отмены лишь при условии возмещения убытков, а наследственный договор должен исключать возможность одностороннего отказа наследодателя от принятых на себя обязательств. 

×

About the authors

Nikolay V. Pankevich

Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education "Samara National Research University named after academician S.P. Korolev" (Samara University)

Author for correspondence.
Email: kolapankevich@mail.ru

1st year student of magistracy of the Law Institute of Samara University, 443086, Russia, Samara, Moskovskoe shosse, 34 

Russian Federation, 443086, Russia, Samara, Moskovskoe shosse, 34

References

  1. Петров Е. Ю. Наследственное право: постатейный комментарий к статьям 1110–1185, 1224 Гражданского кодекса РФ. М-Логос, 2018. 658 с.
  2. Шершеневич Г. Ф. Наука гражданского права в России. М.: Статут, 2003. 128 с.
  3. Деханов С. А. От завещания к наследственному договору // Нотариус. 2018. № 6. С. 37-40.
  4. Чиркаев С. А. Общая характеристика наследования по завещанию // Наследственное право. 2017. № 1. С. 26-29.
  5. Гришаев С. П. Наследственное право: Учебное пособие. М.: Юристъ. 2018. 125 с.
  6. Шаповалов Д. А., Лой С. М. Юридическая сущность завещания, его понятие и свойства // Вестник международного института экономики и права. 2016. № 4 (25). С. 77-82.
  7. Крашенинников П. В. Наследственное право (Включая наследственные фонды, наследственные договоры и совместные завещания). 4-е изд., перераб. и доп. Москва: Статут. 2019. 302 с.
  8. Путинцева Е. П. Распоряжения на случай смерти по законодательству Российской Федерации и Федеративной Республики Германия: Учебное пособие / Е. П. Путинцева. Москва: Статут, 2016. 160 с.
  9. Попова В. В. Сравнительный анализ норм Российского и зарубежного законодательства о совместном завещании супругов // Право и государство: теория и практика. 2019. № 5. С. 34-36.

Supplementary files

There are no supplementary files to display.

Statistics

Views

Abstract: 65

Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2022 Proceedings of young scientists and specialists of the Samara University

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies