THE MAIN TRENDS IN THE DEVELOPMENT OF THE SOVIET PRESS IN 1917-THE FIRST HALF OF THE 1930S

  • Authors: Kukhorev V.1
  • Affiliations:
    1. ФГАОУ ВО "Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева (Самарский университет)"
  • Issue: No 1(20) (2022)
  • Section: History
  • URL: https://journals.ssau.ru/smus/article/view/10467

Cite item

Full Text

Abstract

The article examines the conditions for the emergence of the phenomenon of the Soviet press after the October Revolution, its formation and development as a special historical subtype of journalism. Special emphasis is placed on the aspect of the formation of professional journalistic education and solving the problem of personnel shortage in the USSR in the first half of the 1930s.

Full Text

Одним из проблемных аспектов нашего исследования можно считать отсутствие единого мнения в научных кругах, касающегося времени появления феномена советской печати, т.к. в ряде работ по истории партийной и советской журналистики она просто определяется как печать "нового типа".

Тем не менее ряд историков считает, что именно Октябрьскую революцию следует считать временем складывания нового исторического подтипа журналистики – системы советской печати [6].

Для начала представим некоторые вводные для более глубокого понимания темы. Под системой печати понимается совокупность всех периодических изданий страны или отдельного региона в их единстве и борьбе противоположностей, в их взаимной связи, в движении, развитии и изменении, входящих в определенных определенный период и воздействующих комплексно с политическими и другими целями на читательскую аудиторию [6].

Система советской журналистики включала в себя три взаимосвязанных и взаимозависимых элемента: 1) субъект управления, в понятие которого входили правительственные учреждения, управляющие печатью, издатели, редакторы, журналисты; 2) непосредственно периодические издания; 3) объект управления – читательская аудитория. В свою же очередь, читательская аудитория также воздействовала на периодическую печать путем частичного участия в их деятельности. Предметно в нашем исследовании мы рассмотрим именно первый элемент системы журналистики, а именно аспект, связанный с подготовкой журналистских кадров в стране [13].

Как мы уже сказали, вместе с Октябрьской революцией начинается новый этап в истории развития отечественной журналистики - появляется партийная и советская печать, а вместе с ней существенно изменяются задачи и принципы построения и работы журналистики в целом как системы. До революции фокус газетных изданий, поддерживавших большевиков, был направлен на разоблачение действий старого режима: капиталистов и помещиков, освещалась борьба за создание и укрепление партии, организовывалась мобилизация населения на борьбу против самодержавия и капиталистического строя. После революции печать была призвана помочь рабочим и крестьянам, а вместе с тем большевикам, в утверждении нового, советского общественного и государственного строя. Журналистам необходимо было идейно настраивать трудящихся на высокую производительность труда, сплотить их в коллективы, чтобы иметь возможность воспитывать их в духе коммунистических идей [2].

Перед печатью партией ставились три конкретных, практических задачи:

  1. Обеспечить гласность зарождавшемуся социалистическому соревнованию, постоянно знакомить своих читателей с тем, как оно развертывается;
  2. На конкретных и живых примерах показывать успехи рабочих и крестьян в труде (успехи должны были освещаться, а недостатки вскрываться). Сила печати виделась именно в ее возможности быстро распространять нужные идеи и действовать на умы.
  3. Обеспечить возможность практического повторения трудового опыта – широко распространять его, делать достоянием всего народа [2]. Предполагалось это делать с помощью привлечения самих трудящихся к издательской деятельности через написание писем в редакции, стенгазетной активности.

Основными принципами советской печати провозглашались массовость и научность, тесная связь с жизнью, недопустимость идеологических ошибок в работе, единство пропаганды и организации [13].

Для того, чтобы приступить к решению данных задач большевикам необходимо было прекратить деятельность всех оппозиционных печатных органов, которых насчитывалось сотни. Первым таким шагом было издание "Декрета о печати", который и определил закрытие антиправительственных изданий [4].

Во время революции были сделаны выводы касательно недостатков в области языка и стиля. Стояла задача усовершенствования культуры речи редакторов, повышения их грамотности. Отсутствие широко распространенного специализированного образования для работников печати делало практически невозможным разрешение этой задачи, всё порой сводилось к суровой критике. Так, В.И. Ленин писал о том, что газетный язык испортился: «журналисты коверкают русский язык, без надобности употребляют иностранные слова, статьи «заумны», нарочито используется «ученый» язык, затрудняющий влияние печати на массы, употребляется помещичий жаргон» и т.д. [4].

Поворотным документом, давшим импульс развитию печати и возобновлению подготовки кадров в РСФСР, стала резолюция VIII съезда РКП (б), состоявшегося в марте 1919 г. Собравшиеся отмечали, что пресса является могучим орудием пропаганды, агитации и организации, независимым средством воздействия на самые широкие массы. В ходе съезда были определены цель и задачи, которыми должны руководствоваться журналисты при организации своей работы, в особенности при поиске новых кадров. Кроме того, были проанализированы накопившиеся в ходе Гражданской войны проблемы в журналистике и их причины [3].

Общим недостатком почти всех партийных и советских периодических изданий признавалось их оторванность от местной и нередко от общей политической жизни.

Затрагивая тему провинциальной печати, стоит отметить о неумении журналистами подбирать интересный материал, их статьи были громоздкими, в то время как должны были быть хлёсткими, простыми и точными и, что не менее важно, обличающими пороки [5]. Причины этих проблем крылись в том, что лучшие литературные кадры ушли на государственную работу, тогда как печать оказалась в руках малоопытных работников, которых было недостаточно для организации «крепкого партийного и советского строительства».

При обращении к опубликованным источникам более поздних лет, можем отметить, что проблема развития журналистики в области подготовки кадров осложнялась халатным отношением со стороны местных парткомов. По-прежнему редакции имели плохо развитую материальную базу, не хватало политически подготовленных работников, способных передать свой опыт начинающим журналистам.

Ситуация виделась партии критической и не сдвигающейся с «мертвой точки». Другими словами, в 1919-1921 гг. газета по-прежнему оставалась оторванной от партийной работы и механизма, а редакции не просто не пополнись ценными работниками, но даже констатировалось, что ситуация заметно ухудшилась. В связи с этим, в ситуации, когда не хватало материалов, денежных средств и квалифицированных работников, было принято решение о реорганизации и оптимизации государственной сети газет, в особенности касалось это провинциальной прессы. Предлагалось оставить два типа газет: политическую и массовую производственную. Эти меры характеризовали спад в развитии печати начала 20-х гг. ХХ в. Все ставки теперь делались на массовую газету, которая должна была идейно сплотить население, даже воздействуя на их «сознание, психику и волю». Партийная газета должна была печататься реже и представлять собой еженедельный сборник приказов, циркуляров и других официальных документов, выпускаемых партийными органами. Линяя же на развитие печати в последующие годы виделась в привлечении новых активистов для журналистской работы в агитотделы предприятий, парторганы и т.д., оформлении массовой подписки на газету, в которой бы освещались все производственные успехи. Также необходимо было принимать в ряды партии новых проверенных людей, которые уверенно смогли бы заняться печатной работой.

Тем временем, в годы гражданской войны и иностранной интервенции продолжался процесс становления и совершенствования партийной и советской печати как в центре, так и на местах. В это время вырабатывались различные типы газет и журналов, осуществлялась типизация печати. Были созданы газеты, предназначенные для обслуживания различных слоев населения и освещения разных сторон государственной и экономической жизни. В губернских и уездных центрах, крупных городах начинают выходить газеты местных партийных и советских организаций [2]. Некоторые эти задачи часто декларировались как достигнутые, однако даже не начинались выполняться соответствующими структурами.

К 1924 г. наблюдаются существенные положительные сдвиги, связанные с ростом тиража периодической печати, укреплением материального положения редакций, качественным улучшением и усилением связи печати населением. Согласно новому плану на год, ставились задачи по обеспечению полного охвата подписки на газеты среди партийных, увеличении тиража газет и их распространении среди рабочих, военнослужащих. Пристальное внимание уделяется теперь и доставке газет крестьянам в деревню, т.к. это составляло наибольшую трудность для редакций.

Новой тенденцией этих лет стал рост политического и культурного уровня граждан. Это ставило перед журналистикой новый вызов – необходимо было расширять и углублять освещение вопросов политической и хозяйственной жизни страны, удовлетворять интерес читателя к темам науки, техники, литературы. Однако при углублении и расширении тем для статей материал должен был оставаться живым, интересным, сочетать яркость и серьёзность, обстоятельность изложения

Это свидетельствует о новом курсе, принятом партией по вопросам развития журналистики в стране. В последующие годы предстояло не только декларировать предполагаемые программы и планы работы, но и притворять их в жизнь. В особенности это касалось расширения тем, освещаемых газетами, набора кадров в редакции, расширения материально-технических условий работы издательств, а также следования идеологическим и пропагандистским установкам, которые предъявлялись массовой и партийной печати со стороны партии. В зависимости от того, как быстро и в каком направлении изменялось общество, должна была трансформироваться журналистика: методы работы, цель и способы её достижения.

Рассматривая новый виток в развитии советской журналистики, который мы условно считаем начатым в 1924 г., особое внимание хочется обратить на тот факт, что руководство страны по-прежнему в качестве стратегии развития в вопросах печати считало необходимым усиливать издательства только лишь за счёт командирования туда партийных работников.  Это наталкивает на мысль о том, что целесообразнее и намного эффективнее было поставить вопрос о начале профессиональной подготовки журналистов в СССР, которые бы в свою очередь идеологически подготавливались к работе членами парткома. Однако для данного времени характерной чертой было то, что работа журналистом в редакциях больше считалась видом партийной работы, общественной деятельности, и несмотря на попытки внедрять элементы профессиональной журналистской подготовки в стране, о её повсеместности говорить пока рано.

Среди новых тенденций, в целом, можно отметить глубокий процесс дифференциации газет, который начался ещё во время революции, но к концу 1924 г. имел системный и целенаправленный характер. Были выделены два необходимых массовых типа газет: рабочая и крестьянская. Рабочая газета должна была углубленно освещать политические, хозяйственные и партийные вопросы. Кроме того, рабочая газета должна была уделять внимание вопросам деревни, осведомляя рабочих о политики партии в отношении крестьянства. В свою очередь, крестьянская газета должна была быть посвящена в равной степени как вопросам деревенской жизни и сельского хозяйства, так и моментам, связанных с международным и внутренним положением СССР, состояние промышленности и т.д. Шла тенденция к выпуску газет на национальных языках. Указанные процессы характерны для всего периода с начала до середины 1920-х гг.

Таким образом, дифференциация печати происходила именно исходя из однородности аудитории по политическим убеждениям по социальным, производственно-отраслевым, профессиональным, национальным, возрастным и другим признакам типизации.

Есть и другая классификация изданий по характеру читательской аудитории, учитывающая следующие признаки: административно-территориальный, национально-языковой, профессионально-отраслевой, демографический и т.п.

С появлением дифференциации газет перестраивалась и в целом их сеть. В промышленных губерниях издавалась ежедневно рабочая газета и еженедельно крестьянская, а в полностью крестьянских районах газеты оставались преимущественно крестьянские издания. Это говорит о том, что в задачи партии не входило глубокое информирование сельских жителей о городской жизни, тогда как рабочие в городах должны были знать много о том, как работает деревня, ресурсы которой в большей степени снабжали город всем необходимым. Среди общих черт рабочей и крестьянской газеты стало размещение в конце каждого номера небольшой сводки с политической информацией.

Новой формой выявления активности советских граждан стало признание и закрепление с конца 1924 г. нового особого вида печати – стенной газеты, которые имели важные производственные и организационные задачи. По расчётам партии, стенгазеты должны были стимулировать улучшение производства, его организации, борьбе с неграмотностью и т.д. В случае с рабочей стенгазетой, то в неё помещались важные справочные и нормативные материалы, например, коллективный договор, производственные планы и стандарты (по типу современных досок объявлений), а также содержалась информация о технических достижениях и недостатках производства, способах их ликвидации. В деревенской стенгазете внимание уделялось вопросам улучшения крестьянского хозяйства, кооперации, повышения общего уровня культуры и борьбе с кулачеством.

Распространение практики выпуска стенгазет, как в селе, так и в городе преследовало единую цель – наращивание темпов выпуска продукции, повышение её качества, сплочение коллектива, который ежедневно обозревал новые достижения и неудачи в новом выпуске стенгазеты.

Вплоть до 1927 г., который ознаменован началом нового этапа в развитии советской печати, партия уделяет внимание вопросам дальнейшей дифференциации газет, так, например, появляется женская печать [7]. Особую важность продолжают занимать вопросы осуществления руководства печатью при общем увеличении тиража газет по всей стране и нехватки идеологически проверенных кадров – в газетах третья часть работников по-прежнему были выходцами из других партий, в национальных газетах и вовсе порой отсутствовали коммунисты [7]. Такая постановка работы печати не могла решить предъявляемых ей задач.

Коренным образом ситуация изменилась, как уже было упомянуто выше, в 1927 г. В очередном постановлении ЦК ВКП (б) от 3 октября 1927 г. «Об улучшении партруководства печатью» был впервые выдвинут тезис о постановке в кратчайшие сроки профессионального образования работников печати и усилении подготовки коммунистов-работников периодической печати (секретарей редакций, зав. отделами, выпускающих, репортеров).  Вопрос предполагалось решить за счет открытия и привлечения в специализированные институты журналистики слушателей из республик и областей, а также расширения практики организации журналистских отделений в национальных коммунистических институтах [8].

В последующие годы наметилась тенденция открытия специализированных институтов журналистики в республиках, при сохранении главной проблемы – подбор кадров в редакции по-прежнему оставался неудовлетворительным, набор слушателей в вузы осуществлялся медленно. Отметим, что проблема сохранялась на все уровнях редакций: центральные, республиканские, краевые и областные газеты по-прежнему видели основным источником пополнения штата привлечение на работу рабкоров и селькоров-ударников, уровень квалификации и подготовки которых был крайне низким. В связи с этим было принято решение выстроить дифференцированную систему подготовки кадров. Работники центральных, республиканских, краевых и областных газет проходили подготовку на курсах марксизма и в Институте литературы. Среднее звено этих работников, а также кадры крупных районных и городских газет готовили открывающиеся по всей стране коммунистические институты журналистики, в которых помимо всего сосредотачивалась научно-исследовательская работа в области газетных дисциплин. Так, только в 1930 г. комвузы журналистики были открыты в Москве, Лениграде и Харькове [1]. Редакторов районных, фабрично-заводских, совхозных и колхозных газет также готовили комвузы журналистики. КИЖи осуществляли и переподготовку редакторов и других основных работников газет. Для них открывались постоянно функционирующие 2-3-месячные курсы подготовки на 50 человек. Такие курсы покрывали необходимость в повышении качества работы прежде всего работников низовой и районной печати [9].

Начало 1930-х гг. характеризуется ростом политического и культурного уровня интеллигенции. В связи с этим, возникла потребность в выпуске специальной учебной литературы. Ведь, по мере развертывания выпуска газет, увеличения подготовки кадров, встаёт вопрос о снабжении газетчиков самых разных уровней подготовки научной специализированной книгой. Для этого, в свою очередь, необходимо было поддержать ту научную деятельность, которую начали вновь открывшиеся коммунистические институты журналистики. Так, партия начинает реализовывать целый ряд комплексных мер по дифференциации и увеличению гонораров для тех авторов, чьи труды имели особо важное значение для идейной и литературной подготовки кадров [10].

Пик развития советской печати 1930-х гг. приходится на их вторую половину, когда 5 декабря 1936 г. была принята знаменитая Конституция, которая декларировала всем гражданам СССР свободу слова, печати, собраний и митингов, уличных шествий и демонстраций. Соблюдение этих прав подкреплялось путем открытия новых редакций, обеспечения их запасами бумагами, общественными зданиями, другими материальными условиями.

 

Заключение

 

Таким образом, можно прийти к выводу, что печать после Великой Октябрьской социалистической революции начала длинный и тернистый путь своего развития.

После революции В.И. Лениным были провозглашены новые задачи и принципы партийной и советской печати. Если до революции и в первые годы гражданской войны необходимо было сплотить массы на борьбу с внутренними политическими соперниками, то после прихода к власти большевиков системе пропаганды предстояло выстроить тесную связь между партией и простым народом как в городской, так и сельской местности, стать «рупором» большевиков, объяснившим необходимость происходящих в стране преобразований, стать катализатором социалистического строительства, повысить со временем уровень культурной и политической грамотности населения. Печать должна быть гласной, честной, массовой, демонстрировать единство пропаганды и организации. Всё это было бы невозможным без осуществления постоянного и пристального контроля партии за работой системы печати.

Советская журналистика, несмотря на свою специфику и самостоятельность, тем не менее, не рассматривается как изолированная система, она была связана со всеми существующими общественными и государственными институтами. Кроме того, важнейшим принципом научного познания журналистики определялся принцип историзма, позволяющий рассматривать абсолютно все явления "в его развитии, самодвижении и изменении".

К концу 1920-х гг. наблюдается сильная дифференциация газет, которая «искала» именно своего читателя, резкое увеличение тиража выпуска печатной продукции. Стало выпускаться всё больше газет на национальных языках. Вместе с проблемой распространения этой продукции среди малообразованного населения остро встает вопрос о подготовке профессиональных журналистских кадров, т.к. вплоть до конца 1920-х гг. работа в печати являлась одним из важнейших элементов общественной работы и не имела в своих рядах авторов со специальным образованием. Получалась картина, когда партийные работники фактически работали в редакциях в ущерб основным обязанностям. Кроме того, имеющиеся газетные работники обладали крайне низким уровнем знаний и квалификации в своей сфере, их язык был сухим и сугубо бюрократическим, при написании текстов допускались грубые политические ошибки. Проблема во много началась к решаться на рубеже конца 1920-х-начала 1930-х гг., когда в стране стали открываться специализированные коммунистические институты журналистики, которые занимались не только подготовкой новых кадров, которых остро не хватало в редакциях, но и обучали имеющихся работников на различных заочных ускоренных курсах подготовки, вели научно-исследовательскую деятельность.

Кроме того, большим прорывом в развитии журналистики стало то, что к середине 30-х гг. ХХ в. был обозначен основной перечень тем, затрагивающийся в газетах. В изданиях велась сельскохозяйственная и промышленная пропаганда, освещались вопросы партийной жизни, советского строительства, науки и техники, образования и педагогики, литературы и искусства, культуры и быта, поднималась военно-патриотическая тематика, международная жизнь.

×

About the authors

Vitalyi Kukhorev

ФГАОУ ВО "Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева (Самарский университет)"

Author for correspondence.
Email: kukhorev20@outlook.com
Russian Federation

References

  1. Belkov A.K., Zhigulev A.M. A brief chronology on the history of Russian journalism and the history of the Party and Soviet press. M., 1969. p. 20.
  2. Belkov A.K. Party and Soviet press during the period of foreign military intervention and during the Civil War (1918-1920). M., 1960. P. 1.
  3. Belkov A.K. Party-the Soviet press in the struggle for the consolidation and further development of socialist society. M., 1956. p. 92.
  4. Budnikov V.P. The Bolshevik press is the most important ideological weapon of the party. M., 1978. p. 52.
  5. Questions of the Party–Soviet press / Ed. S.V. Smirnov. L., 1957. p. 29.
  6. Local and national press. Questions of history, methodology / Ed. by G.E. Kucherov. Rostov n/A, 1983. p. 7.
  7. About the Party and Soviet press. Collection of documents. M., 1954. pp. 357, 367.
  8. Resolution of the Central Committee of the CPSU (b) of 03.10.1927 // On the Party and Soviet press. M., 1954. pp. 371-372.
  9. Resolution of the Central Committee of the CPSU (b) of 11.11.1930 // On the Party and Soviet press. M., 1954. p. 401.
  10. Resolution of the Central Committee of the CPSU (b) of 15.08.1931 // Ibid., p. 421.
  11. Problematics of newspaper speeches / Edited by V.D. Pelt. M, 1975. p. 13 24.
  12. Shandra V.A. Leninist traditions and principles of Party journalism. Kurgan, 1970. pp. 19-21.
  13. Shandra V.A. Printed propaganda: methodology and practice. Sverdlovsk, 1976. p. 18.

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) 2023 Proceedings of young scientists and specialists of the Samara University

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies