LEXICO-GRAMMATICAL AND STYLISTIC CHARACTERISTICS OF THE LANGUAGE OF ARTICLES ON ENVIRONMENTAL ISSUES IN CONTEMPORARY BRITISH AND AMERICAN PRESS


Cite item

Full Text

Abstract

         The paper represents the results of a review of lexico-grammatical and stylistic features of environmental articles in modern British and American periodicals. The sample of the study consists of materials from both popular and quality press. Articles on environmental issues are considered as representatives of environmental discourse as a whole, which determines the approach to the interpretation of their linguistic features. It has been revealed that various linguostylistic means, typical of the texts of the analyzed articles, play a key role in transforming world perception, shaping mass ecological consciousness and attracting the audience’s attention to global environmental problems. The research was carried out using the descriptive and the comparative methods, the quantitative method and the method of stylistic analysis.

Full Text

Медиапространство сегодня активно выдвигает на передний план идею об охране окружающей среды. Популярным является мировой тренд на бережное отношение к природе, сохранение ее ресурсов и, как следствие, улучшение уровня жизни людей. В настоящее время понятия «eco-friendly» или «green»/ «go green» основательно закрепились в массовом сознании.

Экологическая тематика занимает одну из первых позиций в текстах англоязычной прессы. Британские и американские издания освещают различные экологические проблемы: глобальная проблема обезлесения, загрязнение атмосферы опасными веществами, загрязнение Мирового океана, в связи с чем возникает проблема сокращения биологического многообразия на планете и многое другое.

Во взятых для анализа британских (The Independent, The Guardian, The Sun) и американских изданиях (The Washington Post, The New York Times, The Los Angeles Times, The New Yorker, New York Daily News) глобальным экологическим проблемам отведены отдельные рубрики: например, «Environment» в газете The Guardian и «Climate & Environment News» в британском интернет-издании The Independent. Данный факт демонстрирует степень сознательности британской и американской общественности, отражая ее высокий уровень: люди отдают себе отчет в том, что происходит в мире, и пытаются разобраться с текущими экологическими проблемами, насколько это возможно.

Транслирование новостей в СМИ позволяет привлечь аудиторию большей численности в целях предотвращения экологических катастроф. Как некогда сказала Дана Пейдж, координатор программы по природным ресурсам для парков округа Санта-Клара: «It’s hard to sit back and watch the destruction».

А. В. Зайцева утверждает, что «цель экологической коммуникации не исчерпывается передачей информации, касающейся экологических проблем, а в большей степени направлена на формирование экологического сознания реципиентов и закрепление норм взаимодействия человека с окружающей средой» [1, с.7]. Вместе с тем, представляется целесообразным предположить, что, с одной стороны, произошедшее экологическое событие является источником создания информационного текста, однако, сам текст, освещающий экологическую проблему, «может послужить основой для предстоящего события экологического характера» или способом его предотвращения [2, с. 211]. Создавать, распространять и продвигать экологические знания и решения [3, с. 91] – первостепенные задачи экологического дискурса. Актуальным представляется выявление языковых средств, при помощи которых реализуются данные задачи.

 

Условия и методы исследования

Всего в рамках нашего исследования было проанализировано 85 статей на экологические темы, опубликованных за 2020-2022 годы. В работе был задействован ряд методов, включая описательный метод, сопоставительный метод, метод количественных подсчетов, а также метод стилистического анализа. Цель исследования состояла в изучении и систематизации языковых особенностей, присущих текстам статей экологической тематики в современной британской и американской прессе.

 

Результаты и их обсуждение

Неотъемлемый инструмент прессы – воздействие на уровне языка. С целью налаживания взаимодействия между коммуникатором и массовой аудиторией используются специально подобранные языковые средства. Журналисты используют манипулятивные языковые приемы и обороты речи с целью достижения нужного эффекта. Злободневные проблемы современности, требующие решения, должны быть описаны таким образом, чтобы в умах людей возник интерес и появилась мотивированность изменить свое отношение к окружающей действительности, поменять свои привычки и сделать все возможное, чтобы человечество имело будущее.

Анализ статей экологической тематики в современной британской и американской прессе показал, что данная цель реализуется с помощью частотного использования разнообразных языковых средств.

Заголовки статей заключают в себе многочисленный и любопытный ряд лингвистических особенностей.

Обратимся к лексической составляющей заголовков. Задачи директивности и привлечения внимания к событиям зачастую реализуются с помощью использования эмотивов – лексем, выражающих эмоции адресанта и призванных оказать эмоциональное воздействие на адресата: ‘Feral pigs are biological time bombs. Can California stem their ‘exponential’ damage?’ [4], ‘big win for Biden’, ‘Is ‘hacking’ the ocean a climate change solution?’ [5], ‘THE HISTORY OF NEW YORK, TOLD THROUGH ITS TRASH’ [6]. Благодаря эмотивной лексике и употреблению эпитетов журналисты создают заголовки, вынося на первый план оценку события в нравственно-этическом плане (‘‘Colossal failure’: Government refuses to rule out new oil and gas licences in North Sea deal’ [7], ‘‘Absolutely ridiculous’: top scientist slams UK government’ [8]).

Нагнетающий, воздействующий на сознание читателя эффект выполняет и другой лексический прием – синонимический повтор в заглавии (‘Facts, Evidence and Proof’ [9]).

Авторы заголовков также могут создавать специфические коммуникативные эффекты, используя стратегию репрезентации культур, а именно – называя страны и столицы: ‘Is nuclear energy green? France and Germany lead opposing camps’ [5], ‘UK criticised for ignoring Paris climate goals in infrastructure decisions’ [8]. В последнем примере автор упоминает в заглавии две культуры, каждая из которых имеет свою специфику, традиции. Парижское соглашение, о котором идет речь, это, прежде всего, соглашение, которое заключили представители разных менталитетов, при этом идеалы, представления и цели нескольких культур объединились в одно целое. Подчеркнем, что отсылка к политическим отношениям выполняет аттрактивную функцию и приковывает внимание читателя.

Упоминание уполномоченных лиц и социальных групп, пользующихся особым авторитетом в обществе, таких как army (в одной строке с eco warriors) (‘ECO WARRIORS: Army to lead battle to go green and will become even MORE efficient, top brass vow’ [10]) или environment minister в заголовке статьи Sandra Laville (‘Environment minister pledges laws to cut dumping of sewage in English rivers’ [8]), а также употребление имен политических деятелей (David Cameron tells Boris Johnson be ‘muscular’ and interventionist to build green industrial recovery’, ‘UK ‘carbon border tax’ could reduce emissions and protect business, says former trade secretary Liam Fox’ [7]) способствуют тому, чтобы привлечь внимание читателей к рассматриваемым проблемам и побудить их к определенным действиям.

Ту же функцию выполняет называние авторами в заголовках статей имен звездных личностей, так как пример их участия в решении экологических проблем весьма авторитетен. Зачастую читатель испытывает больше доверия к тем, кого считает эталоном поведения или примером для подражания, то есть к своим кумирам. Аудитория связана с ними эмоционально, потому заголовки, где упоминаются имена знаменитостей, пользуются успехом в медийном пространстве (‘Rewilding: Leonardo DiCaprio pledges $43m to protect and reintroduce rare species on Galapagos Islands’ [8]).

По сравнению с британской прессой, заголовки американской прессы отличаются более провокационным, оценочным характером (‘Air pollution still disproportionately harms communities of color’ [5], ‘A brazen attack on America's future: Trump's fuel-efficiency standard rollback will hurt the economy and environment’ [11]).

Среди стилистических приемов широко представлены ирония (‘Fashionably Late’ [9], ‘Saving the environment is not a multiple-choice test’ [11]), гипербола (‘Hundreds of thousands of Americans’ [5]). В заголовках статей широко применяются метафоры (‘6 young climate activists making waves, who aren’t called Greta Thunberg’ [7] – здесь же наблюдается иронизация образа обсуждаемой по всему миру юной активистки Греты Тунберг, ‘Global Warming’s Endless Scroll’ [9]). Художественные образы придают заголовкам увлекательный характер. Метафора волны встречается как в заголовках (‘2021 brought a wave of extreme weather disasters’ [5]), так и в основном тексте статей (‘A bold announcement on ending oil and gas extraction in the North Sea while supporting jobs and workers through the transition would have made waves comparable to plans stop generating electricity from coal and ending the sale of petrol and diesel cars’ [7]). Согласно «Поэтике» Аристотеля, эстетическая метафора призвана вызывать у человека положительные эмоции, более того, она придает ощущение новизны и удивления. В контексте исследуемых статей метафора призвана дать читателю представление о масштабе и важности описываемых событий и явлений.

Заголовки и тексты статей американского издания The New Yorker имеют ряд особенностей, отражающих их направленность на достижение воздействия в художественно-эстетическом плане. Так, в заголовке одной из статей звучит метафорическое сочетание «The Queen of the Desert», адресованное Сьюзан Сорреллс, которая превратила шахтерский поселок Долины Смерти в модель экологически сознательного туризма.

На уровне морфологии также отмечен ряд особенностей. Используемая в заголовках формулировка предложений с модальным глаголом со значением долженствования заставляет задуматься и осознать важность проблемы (‘We must not miss this glorious chance to address the climate and biodiversity crises’, ‘It's unavoidable: we must ban fossil fuels to save our planet. Here's how we do it’ [8], ‘Banks must stop funding new fossil fuel projects’, ‘Britain is swamped with raw sewage – polluters must be prosecuted not paid’ [7]). Как только читатель видит глагол must, в его голове сразу срабатывает «тревожная кнопка».

Как правило, в британской и американской прессе на уровне синтаксиса для привлечения внимания к основной цели повествования, а также в целях экономии и более быстрого информирования в заголовках опускаются артикли: ‘Roaring success of Scottish windfarm shows global potential’[8], ‘Deforestation: Consumption habits of person in rich country drives loss of ‘four trees each year’’ [7], ‘Wood burning at home now biggest cause of UK particle pollution’ [8], ‘Protecting Lousiana’s coastline with oyster shells in “what remains”’[6].

В ходе исследования были отмечены многочисленные примеры употребления грамматической формы historic present, которая придает изложению информации в текстах прессы более драматический эффект: ‘Supreme Court takes EPA case that could narrow Clean Water Act’[5], ‘David Cameron tells Boris Johnson be ‘muscular’ and interventionist to build green industrial recovery’ [7], ‘Hattie Carthan saves a tree and starts environmental movement in Brooklyn’ [11], ‘EPA announces ‘bold’ action to monitor pollution in ‘Cancer Alley’’ [5], ‘Climate change group threatens to sue British counterterrorism police after group mistakenly called an extremist organization’ [11], ‘Government refuses to rule out new oil and gas licences in North Sea deal’ [7], ‘Roaring success of Scottish windfarm shows global potential’, ‘Court orders Royal Dutch Shell to cut carbon emissions by 45% by 2030’ [8], ‘Biden begins crackdown on power plant pollution’ [5] и т. д.

Не менее популярно использование личных и притяжательных местоимений второго и первого лица в заглавиях с целью выстроить личный диалог с читателем (‘Change Is Complex. We’ve Got Answers To Your Questions’ [9], ‘We all learned to love nature in lockdown…’ [8], ‘Did Your Handbag Destroy the Rainforest?’ [9], ‘What the numbers tell us about a catastrophic year of wildfires’ [8]).

На уровне синтаксиса экспрессивность заглавия обеспечивается путем использования лаконичных вопросительных предложений, уточняющих или риторических вопросов: ‘Recycling Day: Does it matter if I put the wrong things in the recycling bins?’ [7]; ‘How green is your 'green' energy tariff?’ [8]; ‘THE TRUTH Netflix’s Seaspiracy: What is the documentary about and when is out?’; ‘What’s the deal with overfishing?’ [10]. Где есть вопрос, там всегда должен быть найден ответ. Вопросительные структуры, как правило, заключают в себе местоимения первого или второго лица, как уже отмечалось ранее, с целью установления близкого контакта с аудиторией: ‘so will YOU stop eating fish?’, ‘Guess who dies next? Us’ [10].

Другим мощнейшим инструментом воздействия выступают императивные конструкции, несущие значения «воодушевления» или «побуждения к действию» (‘We all learned to love nature in lockdown. Now let’s turn that into practical action’, ‘Ignore the naysayers – low emissions zones do work’ [8]). Та же особенность характеризует и подзаголовки: ‘Clean, dry and loose’, ‘Use recycling labels (and common sense)’, ‘Spare a thought for the hand-sorters’, ‘Don’t recycle organic material’ [7]. Примеры повелительного наклонения, взятые из статьи Louise Boyle, помимо того, что являются руководством к действию, носят и рекомендательный характер. Целью автора было дать ответы на часто задаваемые вопросы касаемо устройства экологически безопасной жизни.

Как в британской, так и в американской прессе заголовки отличаются краткостью синтаксических структур (‘How green is your ‘green’ energy tariff?’ [8], ‘WHY BITCOIN IS BAD FOR THE ENVIRONMENT’ [6] и др.); зачастую используются эллиптические конструкции: ‘Apocalypse When?’ [9], ‘Wood burning at home now biggest cause of UK particle pollution’ [8].

Стоит обратить внимание на то, что лаконичность, максимальная сжатость и простота грамматических и синтаксических конструкций в заголовках британской и американской прессы упрощают восприятие текста.

Теперь обратимся к рассмотрению языковых особенностей самих текстов статей на экологическую тематику в прессе Великобритании и США.

В первую очередь, воздействие на массового реципиента в статьях на экологическую тематику осуществляется посредством использования лексем семантического поля «угроза/опасность» («damage», «threat», «disaster»), таким образом фактуальная информация подкрепляется информацией эмоциональной (‘killing native fauna’, ‘porcine pests will continue to do damage’, ‘Their feeding patterns not only cause enormous ecological damage, but the end product-their poop-poses an even further threat’, ‘Page is prohibited from killing pigs, unless they pose imminent harm or a threat to someone’, ‘harm’, ‘wary about’, ‘threatening endangered species’, ‘most destructive invasive species’, ‘$2.5 billion worth of damage to agriculture’, ‘are threatening’, ‘threatened the couple with heavy fines if they did not desist’ [5]).

Экологический дискурс подразумевает использование соответствующей терминологии (‘low emission zones’, ‘natural gas’, ‘plant pollution’, ‘greenhouse-gas emissions’, ‘environmental responsibility metrics’, ‘air pollution’, ‘ecosystems’, ‘animal welfare’, ‘deforestation’, ‘greenhouse gas emissions’, ‘pollution’, ‘climate crisis’, ‘fossil fuels’, ‘ecosystem collapse’, ‘climate emergency’, ‘climate stability’, ‘recycling’, ‘environmental issues’, ‘environmental crisis’, ‘organic’, ‘plastic-free’, ‘environmental merits’, ‘sustainable’, ‘carbon emissions’, ‘environmental standards’, ‘climate change’, ‘global warming’, ‘ecosystem restoration’ ‘overfishing’, ‘climate crisis’, ‘climate agenda’, ‘carbon-removal’, ‘climate change’, ‘climate emissions’, ‘global heating’, ‘biodiversity crises’, ‘gas crisis’). Для статей рассматриваемого функционального стиля также характерно частое использование аббревиатур, которые, являясь элементами массового просвещения, позволяют тексту звучать более убедительно (‘USPS’– The United States Postal Service; ‘EPA’ – The (USA) Environmental Protection Agency; ‘NHS’– The National Health Service; ‘G7’– The Group of Seven; ‘UN’– The United Nations; ‘USDA’– The United States Department of Agriculture; ‘COP26’– 2021 United Nations Climate Change Conference).

Одну из ключевых ролей в оказании воздействия на сознание человека играют неологизмы в силу того, что они являются новаторскими по своей природе и отсылают к текущей ситуации в мире (‘eco-friendly’, ‘pre-Covid’, ‘Covid-19’, ‘omicron’ ‘plastic-free’, ‘post-coronavirus’, ‘climate-unfriendly’, ‘eco-team’, ‘eco warriors’, ‘to go green’). Неологизмы могут быть не только стандартными, но и авторскими (окказионализмами), что обеспечивает еще больше выразительности (‘to out-green each other’ [8], ‘seaspiracy’ [10]).

Принципиальное отличие американской прессы от британской заключается в большей степени открытости к аудитории, к диалогу с читателем, что реализуется посредством частого использования разговорной лексики и фраз (‘crackdown’, ‘hacking the ocean’ [5], ‘they also breed like, well, rabbits’ ‘business buddies’ [4], ‘when images of rainforest fires that were started to clear land for agriculture went viral’ [9], ‘I mean, can we really make all that up?’ [6], ‘‘I’ll do it tomorrow’ attitude’, ‘so trendy’ [10]).

Стилистическим маркером текстов прессы являются имена собственные. Так, по аналогии с заголовками, в основном тексте статей в конструировании эмоционального эффекта определяющую роль играет регулярное упоминание известных личностей (‘Elon Musk’, ‘F.Scott Fitzgerald’, ‘Leonardo DiCaprio’): политических деятелей (‘President Richard Nixon’, ‘Prince Charles’, ‘Boris Johnson’, ‘The Queen’, ‘Biden’, ‘Trump’, ‘President Roosevelt’) или, например, активистов-защитников окружающей среды (‘Hattie Carthan’), чья деятельность мотивирует массового читателя, призывает к рефлексии по поводу текущей экологической ситуации в мире и к поиску возможных решений экологических проблем. Как правило, здесь же задействованы всемирно известные организации (‘Greenpeace’, ‘Nasa’, ‘Environmental Protection Agency’), различные государственные учреждения (‘Supreme Court’, ‘The White House’, ‘The U.S. Department of Agriculture’, ‘the state Department of Fish and Wildlife’, ‘the U.S. Chamber of Commerce’, ‘Vehicle Licensing Agency’),  популярные компании (‘Amazon’, ‘Starbucks’, ‘Shell’) и бренды (‘Timberland’, ‘Vans’, ‘Adidas’, ‘Nike’, ‘Zara’, ‘H&M’, ‘LVMH’, ‘Coach’, ‘Prada’, ‘Louis Vuitton’, ‘Fendi’, ‘Marc Jacobs’).

Образности текстам придают многочисленные сравнения, увлекающие читателя в процессе чтения (‘Like a bear with salmon, the bulldozer skewers, drags, and tears the truck’, ‘feral pigs are like real roving rototillers’, ‘desert roads that slices across the landscape like a never-ending airport runaway’ [6]).

Тексты СМИ изобилуют лексическими повторами. Например, слово deforestation в статье от 30 марта 2021, автором которой является Damian Carrington, употребляется 13 раз, что стимулирует процесс осознания проблемы обезлесения.

 Особой интерес представляет пример повтора, встречающийся в статье Susanne Rust – слова с латинским корнем nat-, повторяющиеся в разных вариациях от абзаца к абзацу, но несущие один смысл; и подчеркивающие общенациональный характер проблемы: ‘Nationwide’, ‘They’re also spreading nationwide’, ‘across the nation’, ‘not native to this continent’.

Довольно часто в текстах статей американского издания The New Yorker прослеживается прием визуализации, использующийся с целью отразить масштаб описываемой проблемы. Как правило, прием визуализации предполагает использование сравнительных конструкций и количественных показателей (‘According to the Cambridge Bitcoin Electricity Consumption Index, bitcoin-mining operations worldwide now use energy at the rate of nearly a hundred and twenty terawatt-hours per year. This is about the annual domestic electricity consumption of the entire nation of Sweden’, ‘At present, only fourteen restaurants participate in the coalition’s shell-recycling program – a dozen fewer than when the program was as its apex’ [6]). В другой статье того же издания, автором которой является David Kortava, также используется прием визуализации: ‘the state’s wetlands have shrunk by about two thousand square miles – an area the size of Delaware’ [6].

Манипулятивный характер языка СМИ доказывает использование особого рода грамматических средств и конструкций. Отмечается частотное использование местоимения 1-го лица множественного числа we (‘we see endless trash-strewn fields <…>’ [6], ‘food we eat’, ‘as we know it will be affected’, ‘We are at war with the oceans and, if we win this war, we’re going to lose it all because mankind is not able to live on this planet with a dead sea’, ‘and we need everyone – from government to businesses’ [10]), что отражает стремление убедить читателей в их сопричастности к описываемой ситуации. Несмотря на индивидуализм американцев, в заголовках статей американской прессы местоимение we встречается не менее часто (‘We need everyone to do their part’ [11]).

Если рассматривать грамматические конструкции в основном тексте статей, то можно сделать вывод о том, что модальные глаголы со значением долженствования, рекомендации, обязательства здесь также получили широкое распространение (‘the military must play its part’, ‘We must do everything we can to become as green as possible without damaging <...>’ [11], ‘full details of how this checkpoint will work are to be set out by the end of 2021’ [7], ‘Reversing forest loss should be a priority for the upcoming G7 summit <…>’ [8],  ‘this should be a line in the sand moment for the government’ [7], ‘the provision means water on the property in question must have a connection to a river, lake or other waterway’ [5]).

Present Continuous tense выполняет стилистическую функцию усиления напряжения вокруг экологической проблемы в рассматриваемых текстах (‘fires are getting harder to fight’, ‘threat is stretching longer and longer’, ‘are burning hotter and faster’, ‘the number of fires that burn each year is trending downward – but the average acreage burnt by the blazes is rising’ [8]). Формы сравнительной степени прилагательных в приведенных здесь примерах тоже служат источником эмоционального напряжения (‘harder’, ‘longer and longer’, ‘hotter and faster’), а сравнительные конструкции типа “the more…the higher” позволяют установить причинно-следственные связи и осознать риски (‘the more connections a brand has to companies <…>, the higher the risk <…>’ [9]).

На синтаксическом уровне коммуникативную задачу убеждения выполняют придаточные условия, несущие идею безотлагательности решения экологических проблем (‘If they’re spent on taking us back to pre-coronavirus days, we’re screwed. The climate’s screwed. The planet’s screwed.’ [8], ‘And stronger sanctions should be imposed, such as bans on products entering the market if they cannot be proved to be free from deforestation <...>’ [7], ‘If we fail to act, our nation cannot achieve the emission reductions needed to avoid potentially catastrophic consequences’ [11], ‘Unless your local recycling programme explicitly says so, leave caps on plastic bottles <…>’ [7], ‘Even if California makes it easier and cheaper to hunt wild pigs, experience elsewhere suggests that increased hunting will not be an effective pig-eradication solution’ [4], ‘If no additional action is taken, they warned, another two thousand square miles of shoreline will recede within fifty years, dislocating communities and precipitating the collapse of commercial fisheries’ [6]). В первом примере также отмечается парцелляция, которая служит для дальнейшего усиления эффекта воздействия.

Конструкции с формальным подлежащим it и глаголами речи и мыслительной деятельности в пассивном залоге в британской и американской прессе заостряют внимание читателя не на субъекте высказывания, а на действии и смысле, заложенном в тексте: (‘It’s not yet known exactly how the bacterial infection is transmitted between the fish, but <...>’ [10], ‘It was claimed that Shell was breaching article at 6:162 of the Dutch civil code’ [8]). Обособленное от основного текста или вынесенное в отдельный абзац простое предложение с пассивной конструкцией, сопровождаемое, например, статистическими данными, может быть исчерпывающим по содержанию и вызвать сильную реакцию аудитории (‘More than 474 million Louisiana oysters are consumed every year’ [6]).

Эмоциональной окрашенности добавляют эмфатические конструкции (‘The problem, he said, is that there are so few public places where hunters can find and shoot pigs’ [4], ‘What was quickly discovered is that specialized computing devices <...>’ [6]), глагол do, являясь средством создания эмфазы, ставится перед смысловым глаголом в предложении, усиливая «message» автора (‘judges ruled for the EPA and found that the land did qualify under the federal act’ [5], ‘And in the few places that do allow hunting <…> ’ [4]).

На уровне синтаксиса в статьях на экологическую тематику была замечена следующая характерная для языка прессы особенность: часто авторы начинают предложение со слов so why, тем самым ставя под вопрос те или иные утверждения (‘So why, when it is on Earth, do we call it progress?’ [8], ‘So why butcher the animals if they’re worthless when dead?’ [10]).

Повтор и синтаксический параллелизм – это одни из самых эффективных способов воздействия на ход мысли человека (‘In future you’ll see us being more innovative as we aim to become cleaner and greener. We’ll be using more recycled material for fuel and components. We’ll be making the most of advanced methods to reduce waste. And we’ll be continuing to rollout our electric vehicle fleet’ [10]; ‘is obviously a big deal for the world of finance. It’s also a big deal for the world of, well, the world’ [6]).

Риторический вопрос – излюбленный прием в текстах СМИ. Используя в речи риторические вопросы, авторы статей вовлекают читателя в обсуждение проблемы (‘At a time when the world desperately needs to cut carbon emissions, does it make sense to be devoting a Sweden’s worth of electricity to a virtual currency? The answer would seem, pretty clearly, to be no. And, yet, here we are.’ [6], ‘Could they challenge the EPA order in federal court before the agency took final act?’ [5]).

Проявлением языковой манипуляции в текстах прессы также выступает популярный на уровне синтаксиса прием градации (‘But they’re increasingly becoming the norm. <…> [Megablazez] are becoming routine. During the summers we are seeing them on a weekly basis’ [4]). Патетический эффект усиливается за счет использования синонимического ряда слов. В свою очередь, говоря о береговых линиях южной Луизианы и о том, что они значат для ее жителей, David Kortava, автор одной из статей пишет: ‘These are places that they know, and that their parents knew, and they’re vanishing’ [6]. Нередко увеличение значимости, важности описываемого явления и нарастание эмоционального напряжения осуществляется не только за счет стилистического приема градации, но также за счет применения повторов и многосоюзия, что мы можем наблюдать в приведенном примере.

Подводя итог, стоит подчеркнуть, что в основном тексте статей в изобилии представлены языковые средства, которые активно используются и при составлении заголовков статей. Манипулятивный характер текстов статей на экологическую тематику в британской и американской прессе достигается на лексическом и на грамматическом уровнях языка, зачастую в скрытом виде, что позволяет управлять вниманием читателя и массовым сознанием в целом, ведь только при условии изменения вектора сознания общественности возможно достижение намеченной цели, в данном случае цель состоит в разрешении экологических проблем в мире.

 

Заключение

В ходе исследования было зафиксировано, что экологическая тематика продолжает сохранять лидирующие позиции в текстах СМИ. Защита окружающей среды остается важнейшим направлением мировой политики, политики США и Великобритании, в частности. Экологические знания и решения передаются посредством прессы, языка массмедиа, который отличается воздействующим характером.

Тексты статей на экологическую тематику в британских и американских изданиях имеют ряд общих черт.  В первую очередь, текст в экологическом дискурсе конструируется преимущественно за счет лексем семантического поля «угроза/опасность» и специальных экологических терминов. Другим важным наблюдением является тот факт, что в рассмотренных статьях на экологическую тематику фактуальная информация (статистика, цитаты, даты и т.п.) обязательно подкрепляется информацией эмоциональной (эмотивная лексика, многочисленные средства выразительности и приемы экспрессивного синтаксиса и т.д.). В целом, преобладающее число статей заключает в себе множество средств создания эмфазы.

Анализируя британские и американские тексты, мы отметили, что авторы статей на экологическую тематику в современной прессе США тяготеют к использованию оценочных высказываний, разговорная лексика встречается здесь чаще, нежели в британской прессе. По сравнению с американской прессой, статьи на экологическую тематику в современной прессе Великобритании отличаются более сдержанным характером, однако субъективная оценка автора здесь также присутствует, поскольку это неотъемлемый элемент рассматриваемого функционального стиля.

Таким образом, мы приходим к выводу о том, что статьи экологической тематики в современной прессе Великобритании и США изобилуют разноуровневыми языковыми средствами выразительности и воздействия, которые привлекаются с целью формирования массового экологического сознания, а также привлечения внимания аудитории к экологической ситуации с перспективой дальнейшего разрешения глобальных проблем.

×

About the authors

Anna Bekaryukova

Samara University

Author for correspondence.
Email: anya.bekaryukova@gmail.com
Russian Federation

References

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) 2023 Proceedings of young scientists and specialists of the Samara University

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies