MATERNAL BEHAVIOR OF THE FAR-EAST WILD CAT (PRIONAILURUS BEN-GALENSIS EUPTILURA)


Cite item

Full Text

Abstract

This study describes the main forms of maternal behavior in the Far-East wild cat: presence of female in shelter with kittens, licking of kittens by female, and presence of kittens on nipple (nursing) as three indicators of the degree of direct maternal care during the early postnatal ontogenesis of offspring. It was shown that females were with kittens for a significant part of the time during the first month of kittens' life. The duration of kittens’ licking gradually decreased as the offspring’ grew and developed, accounting for a small part of the total observation time. A decrease in the duration of nursing was detected only by the second week of kittens' life with subsequent equalization of this indicator by the age of one month.

Full Text

Родительская забота имеет первостепенное значение в процессе развития детенышей и требует постоянных затрат энергетических ресурсов [1]. Она обеспечивает более высокую выживаемость и приспособленность потомков для дальнейшей жизни [1; 2]. У подавляющего числа видов млекопитающих (более 90%) заботу о потомстве проявляет самка, поэтому приоритетным является изучение материнского поведения [3].

Исследования материнского поведения проводятся на большом числе модельных видов, однако его изучение у диких млекопитающих позволяет оценить изменчивость параметров родительской заботы и заложить основы для успешного разведения животных в условиях неволи. Одним из таких видов является бенгальская кошка (Prionailurus bengalensis Kerr, 1792), которая внесена в международную Красную книгу как вид «вызывающий наименьшие опасения» (Least Concern) [4]. На территории Российской Федерации обитает подвид бенгальской кошки – дальневосточный лесной кот (Prionailurus bengalensis euptilura Elliot, 1758), который внесен в Красную книгу Приморского края, Амурской и Хабаровской областей как подвид «неопределенный по статусу» или «сокращающийся в численности» [5–7]. На сегодняшний день данных по биологии этого хищника достаточно мало, что объясняется скрытным образом жизни и ареалом его обитания. Получение и анализ новых данных по биологии дальневосточного лесного кота необходимы для его сохранения в дикой природе и устойчивого разведения в неволе. В частности, сведения о раннем онтогенезе представляют значительный интерес, так как рост и развитие детенышей играют ключевую роль в жизни особей и напрямую зависят от родительской заботы. Целью настоящего исследования было описать особенности материнского поведения у дальневосточного лесного кота в первый месяц жизни детенышей.

 

Условия и методы исследования

Работа была проведена в 2021 г. на научно-экспериментальной базе «Черноголовка» Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН. Объектом исследования были 5 выводков от 4 самок дальневосточного лесного кота (2 выводка с 2 котятами и 3 выводка с 3 котятами), полученные в 2016-2019 гг.

Животных содержали в комплексе, состоящем из пяти отдельных вольер, каждая размером 12-16 м2 (2×8(6)×2 м), сконструированных из сетки-рабицы, натянутой на металлический каркас. Все вольеры сообщались друг с другом через общий коридор, в который открывались металлические шибера. В каждой из вольер находилось искусственное убежище – деревянный домик размером 90×50×60 см, где проходили роды животных, и которые самки использовали в качестве укрытий для себя и своего выводка в первые недели после родов. Основу рациона составляли цельные куры и куриный фарш. Ежедневно животные получали около 0.3-0.4 кг мяса, доступ к воде был не ограничен. При появлении детенышей суточный рацион увеличивали примерно в 1.5 раза, зверей кормили шесть раз в неделю. Один раз в неделю животным устраивали голодный день, имитирующий возможное отсутствие добычи в условиях дикой природы, который также необходим для профилактики набора лишнего веса. Помимо регулярного кормления, животных также обеспечивали витаминно-минеральными добавками, противогельминтными и противопаразитарными препаратами несколько раз в год, профилактическими прививками. 

В связи с тем, что в течение первых недель жизни котята практически не покидали убежища, внутри каждого выводкового домика устанавливали камеру наблюдения Proline IP-V2012DG (Россия), при помощи которой осуществляли видеосъемку животных в программе Milesight VMS Lite (2.3.0.38-r1) (Китай). Видеозапись поведения животных проводили один раз в неделю в течение суток в первые четыре недели жизни котят. В связи с особенностями биологии вида (сумеречный образ жизни) и некоторыми сбоями в работе техники в каждой видеосъемке для анализа данных были выбраны 6 часов (в промежутке с 17:00 до 01:00). За начальную точку (0) были приняты 1-3 дни жизни детенышей, точка 1 – возраст одна неделя (6-9 дней), точка 2 – возраст две недели (13-16 дней), точка 3 – возраст три недели (21-23 дня), точка 4 – возраст четыре недели (26-30 дней).

Каждого детеныша для проведения видеосъемки метили индивидуально, выстригая шерсть на отдельных частях тела (круп, спина, загривок, голова). Для анализа поведения животных использовали метод непрерывной регистрации данных [8]. В работе были использованы данные 147 часов видеонаблюдений.

В качестве оцениваемых параметров были выбраны: время, которое самка проводила внутри выводкового домика, т.е. с выводком (мин/ч на котенка); время вылизывания котят самкой (мин/ч на котенка); время нахождения котят на соске (сосание и сон на соске (мин/ч на котенка)), т.е. кормление котят как три показателя степени выраженности прямой материнской заботы на ранних этапах онтогенеза детенышей [9]. Регистрируемые элементы поведения были отнесены к продолжительным.

 

Результаты и их обсуждение

Нахождение самок в убежище с котятами. В ходе анализа времени нахождения самок в убежище вместе с выводком было выявлено, что в среднем этот показатель составил 71.2% от общего времени наблюдения. Доля времени для каждой самки представлена на диаграмме (рис. 1). Полученные данные можно объяснить проявлением максимально возможной материнской заботы на ранних этапах развития детенышей, т.к. кошки относятся к незрелорождающим видам млекопитающих, и котята нуждаются в родительской заботе с первых дней жизни, особенно для поддержания постоянной температуры их тела. Помимо этого, на данный элемент поведения могут влиять индивидуальные различия между самками, которые, предположительно, связаны с размером выводка и наличием материнского опыта [10].

Рассматривая продолжительность данного показателя в динамике, было показано, что время нахождения самок с котятами в убежище имеет тенденцию к снижению по мере их роста и развития (Friedman: N = 5, df = 4, T = 8.96, p = 0.06) (рис. 2). При сравнении «нулевой» недели со второй, третьей и четвертой неделями (Wilcoxon: N = 5, Z = 2.02, p < 0.05) зависимость статистически достоверна, и можно утверждать, что время нахождения самок в убежище с котятами в течение первого месяца их жизни уменьшается. Данные изменения связаны с увеличением темпов роста и активности котят, совершенствованием терморегуляции и увеличением связанной с лактацией потребностью самок в пище, поскольку впоследствии они начинают уходить все дальше от убежища во время охоты [11]. Это подтверждается ранними исследованиями на других представителях семейства кошачьих, в частности на домашней кошке и евразийской рыси [12–14].

Вылизывание котят самками. Доля времени вылизывания котят самками от общего времени наблюдения в среднем составила 2.4% (рис. 3). Аллогруминг играет важную роль в жизни котят, являясь необходимым элементом материнского поведения, ввиду рождения детенышей недостаточно развитыми и неспособными к самостоятельному уходу. Вылизывание, посредством массажа, способствует лучшему усвоению молока, предотвращая развитие инфекций и скрывая запах котят, стимулирует мочеиспускание и дефекацию детенышей [15].

Продолжительность вылизывания котят была также проанализирована в динамике (рис. 4). Наблюдается снижение времени аллогруминга в течение первого месяца жизни (Friedman: N = 5, df = 4, T = 10.24, p = 0.03). Достоверно также уменьшение времени при сравнении второй недели с третьей и четвертой неделями (Wilcoxon: N = 5, Z = 2.02, p < 0.05). Более выражено относительно резкое снижение времени рассматриваемого показателя к третьей неделе, что предположительно может быть связано с началом у котят самостоятельной уринации и дефекации. Для детенышей евразийской рыси было показано, что более полное развитие самостоятельного вылизывания приходится на второй месяц жизни котят [16].

Нахождение котят на соске (кормление). В ходе исследования было также проанализировано время нахождения котят на соске. Мы используем этот термин, поскольку при видеонаблюдениях было невозможно дифференцировать питание котят и сон после него «на соске» самки. Доля времени данного показателя составила в среднем 7.3% (рис. 5). Этот элемент поведения является важнейшим в первый месяц жизни котят, так как непосредственно влияет на их выживание, рост и развитие. Сама же лактация напрямую зависит от самок и, как видно на диаграмме, может проявляться индивидуально. Эти различия предположительно можно связать с размером выводка и наличием материнского опыта у самки, а также ее физиологическим состоянием [10].

Была рассмотрена динамика продолжительности нахождения котят на соске в течение первого месяца жизни (рис. 6). Статистических изменений для данного элемента поведения выявлено не было (Friedman: N = 5, df = 4, Т = 5.28, p = 0.25). В возрасте двух недель наблюдается небольшое снижение, которое является достоверным (Wilcoxon: N = 5, Z = 2.02, p < 0.05). Это может быть связано с развитием в данном возрасте локомоторных навыков, стимулирующих выделение молока: котята начинают получать больший объем пищи за меньшее время сосания [17]. Видимое снижение показателя и возвращение к прежним значениям к третьей неделе предположительно отражает дефицит молока у самок в этот период, что приводит к увеличению времени нахождения котят на сосках. 

 

Заключение

Таким образом, проявление максимально возможной материнской заботы в первый месяц жизни обусловлено низкой «зрелостью» детенышей при рождении. Материнский вклад сразу после рождения котят обычно требует больших затрат, поэтому самка находится вместе с выводком практически постоянно [18; 19]. По мере роста котят, самка все чаще покидает убежище для восполнения затраченных энергетических ресурсов. Анализ полученных данных у дальневосточного лесного кота подтверждает эту зависимость.

Вылизывание котят самками занимает небольшую долю от общего времени наблюдения. Являясь одним из приоритетных на данном этапе развития детенышей элементом материнского поведения, аллогруминг поддерживает нормальное функционирование пищеварительной, мочевыделительной и иммунной систем котят. По мере взросления котят продолжительность их вылизывания самкой снижается из-за развития у детенышей способности к самостоятельной уринации и дефекации, что было показано на третьей неделе развития детенышей.

Лактация самок напрямую зависит от их физиологического состояния и наличия у них соответствующих энергетических ресурсов [20]. При недостатке молока детеныши, как правило, отстают в физическом развитии, а при полном его отсутствии могут и вовсе погибнуть. При этом детеныши активно конкурируют за соски, особенно в крупных выводках [21–23]. В течение первого месяца жизни котят время, затрачиваемое на их кормление, практически не меняется.

При анализе доли времени исследуемых элементов поведения, в сравнении с другими представителями семейства кошачьих (Felidae) [12–14], значительных отличий в материнском поведении дальневосточного лесного кота выявлено не было.

×

About the authors

Ilya Igorevich Markov

Samara university

Author for correspondence.
Email: il8844@yandex.ru
Russian Federation, 443086, Russia, Samara, Moskovskoye shosse, 34

Mariya Evgenievna Fokina

Samara university

Email: mariyafok@mail.ru
SPIN-code: 6283-1141

docent of the Department of Ecology, Botany and Nature conservation of the Samara University

Russian Federation, 443086, Russia, Samara, Moskovskoye shosse, 34

Sergey Valerievich Naidenko

A.N. Severtsov Institute of Ecology and Evolution of the Russian Academy of Sciences

Email: snaidenko@mail.ru
SPIN-code: 6887-9134
Scopus Author ID: 56120960800

corresponding member of the Russian Academy of Sciences, head researcher of the A.N. Severtsov Institute of Ecology and Evolution of the Russian Academy of Sciences

Russian Federation, 119071, Russia, Moscow, Leninsky prospect, 33

Galina Sergeevna Alekseeva

A.N. Severtsov Institute of Ecology and Evolution of the Russian Academy of Sciences

Email: gal.ser.alekseeva@gmail.com
SPIN-code: 4620-6497
Scopus Author ID: 56274425600

researcher of the A.N. Severtsov Institute of Ecology and Evolution of the Russian Academy of Sciences

Russian Federation, 119071, Russia, Moscow, Leninsky prospect, 33

References

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) 2023 Proceedings of young scientists and specialists of the Samara University

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies