Lancastrian policy of separation of english Normandy from France


Cite item

Full Text

Abstract

The purpose of this work is to review and identify the main activities carried out by the British in Normandy in the XV century in order to create, first of all, the administrative independence of Normandy from the rest of France.

The research was carried out using such research methods as internal and external criticism of the source; information and content analysis, comparative analysis, as well as methods of source typology and periodization, which were applicable in this work for a clearer definition of its chronological framework.

The result of the research was this article, as well as a report at the Samara regional student scientific conference during which there was a discussion of this problem, its study, constructive criticism regarding this issue was accepted.

The processes of separation of Normandy from other french territories were, in our opinion, a rational "minimum program", which would be put into effect in the absence of serious shifts in relations with France. If Henry V could not assert his claims to the French throne, then the long-standing possession of the English kings would be a worthy prize for the English king. However, the treaty of Troyes was signed and the conflict that arose between the initial plans and the outcome of the military enterprise began to significantly affect the political geography of northern France.

Full Text

В отечественной историографии в настоящее время рассматриваемая нами проблема освещена лишь в ряде специальных работ, которые затрагивают непосредственно английскую Нормандию, в частности это работа В.А. Бароне «Английская Нормандия» первой половины XV в. Путь во Францию [1].

Помимо этой монографии, также в отечественной историографии имеется ряд статей, которые освещают данную проблему. Так например, статья А.М. Лобанова «Это неправильные французы: уроженцы Франции на службе ланкастерской монархии (1417-1450)» [2] также освещает проблему, которой посвящена наша статья.

Обширная зарубежная историография также затрагивает данную проблему, однако, основной проблемой она не является, а выступает одной из проблем, которые выявлены при рассмотрении второго этапа Столетней войны.

Политика, которая проводилась Генрихом V и Джоном Бедфордом в английской Нормандии имеет одно существенное отличие от политики, которая проводилась в остальной части завоёванных территорий, а именно имеет ряд отличительных черт, которые свидетельствуют о проведении планомерной политики отделения английской Нормандии от Французского королевства.

Таким образом, мы можем говорить данной политике как об отдельном явлении, которое может рассматриваться как проблема проведения политики отделения английской Нормандии от Франции ланкастерской администрацией.

Начиная с 1417 года, Генрих V проводит политику возрождения ряда институтов, которые существовали ещё при герцогах Нормандских. Эта апелляция к местному партикуляризму принесла плоды в реорганизации администрации Нормандии. Это стало первым шагом Ланкастера по обособлению Нормандии [2].

После завоевания Нормандии Генрих V не подверг существовавшие институты власти значительной перестройке. Помимо сохранения ряда существовавших институтов, король восстановил ряд тех, что были упразднены при Капетингах. В Руане Канцелярия и Совет Нормандии – верховный апелляционный суд герцогства, в ведении которого находились дела, раньше подлежащие юрисдикции Парижского парламента. В 1419–1420 гг. по инициативе Генриха V был восстановлен пост сенешаля Нормандии, который возглавлял гражданскую и военную администрацию области. Кроме этого была создана должность адмирала провинции [3, с. 219].

 Также был реорганизован Суд Шахматной доски, как называли в Нормандии Суд в Парламенте (Coer en Parlament),  существовавший в герцогстве с начала XIV века, будучи введенным ещё ордонансами Филиппа V. До английских преобразований этот состоявший из четырёх палат суд приезжал в Нормандию на время каникул верховного суда для принятия прошений на месте в составе делегации советников [4, с 25-26].

С приходом англичан Суд Шахматной доски превратился из делегации Парламента и Счетной палаты Парижа, ежегодно приезжающей в Нормандию на время, в высший орган судебной власти герцогства [3, с. 219].

Это дало возможность руанцам соперничать с парижанами не переезжая в Париж. Местные дела вызывали больше интереса у юристов из Нормандии, чем если бы их рассматривали юристы в Париже. Помимо этого, новая администрация разрешила создание университета в Кане в то время, как Париж постоянно отказывал им в этом праве [5, с 456].

Поворотным моментом для этого процесса стало заключение договора в Труа в 1420 году, когда Нормандия фактически оказывается реинтегрирована юридически во французское королевство. И здесь Ланкастер вместо того, чтобы прекратить серьёзные преобразования в административных институтах герцогства, продолжает преобразования, пускай в некоторых местах менее радикальные, чем в других [6, p. 94].

Англичане не самым радикальным образом вмешиваются в фискальную систему Нормандии. Специально создаётся Счётная палата, которая будет заведовать фискально-расчётными функциями в герцогстве. В Нормандии сохраняется отдельная финансовая администрация, которая управлялась казначеем и главным сборщиком налогов [3, c. 220].

А учитывая, что основной проблемой после подписания договора в Труа становится финансовое обеспечение войны против дофина, Генрих V был вынужден обращаться в английский парламент за займами. Однако английский парламент, основываясь на положениях договора, расценивает это всё как внутренние дела французского короля и отказывается выделять деньги на борьбу французского короля против его мятежного вассала.

Английский парламент всеми своими мерами поддерживал позицию, которая гласила, что английский народ помог королю вернуть себе утраченную французскую корону и теперь не должен участвовать в обеспечении войны на континенте. Генриху V после заключения договора в Труа вотировали экстраординарный налог лишь один раз в 1421 году, а при Генрихе VI к нему не возвращались вплоть до начала серьёзных проблем с осадой Орлеана [7].

Генрих V в рамках сбора средств для продолжения войны на материке был вынужден обратиться даже к частным займам, что резко контрастировало с историей вотирования экстраординарного налога и получением субсидий от парламента [8, p. 263].

Это был ещё один фактор, который способствовал развитию нормандской администрации в отрыве как от Франции, так и от серьёзного контроля со стороны английского правительства.

Выполнение фискально-расчётных функций в ланкастерской Нормандии возлагалось на специально созданную для этих целей Счётную палату. Обеспечение налоговых сборов также осуществлялось с помощью сохранения отдельной от английской финансовой администрации [3, c. 220].

Помимо этого, в герцогстве также были возрождены Штаты, которые собирались в последний раз в 80-е годы XIV века, что также способствовало обособлению нормандской администрации в вопросе решения вопросов на территории герцогства [3, c. 220].

То есть общая картина была направлена на восстановление ряда институтов, которые существовали в герцогстве при герцогах Нормандских. К этим институтам относились казначейство и палата счетов в Кане. Сюда же относилась и должность сенешаля. Отдельное слово можно сказать и о национальном составе людей, которые были назначены на центральные посты: канцлер, генеральный казначей, сенешаль, начальник вод и лесов, а также на пост адмирала Нормандии были назначены люди которые прибыли из Англии вместе с королём [2].

Если центральные посты были заняты англичанами, то чиновники, виконты и наместники бальи, которые представляли судебную власть в герцогстве, остаются на своих местах. В. А. Бароне отмечает, что даже в органах центральной власти преобладает нормандский элемент, и жители Нормандии во время оккупации фактически не могли выделить администрацию, к которой они обращались как отдельный, чужеродный для них элемент. Английская Нормандия для человека в ней проживавшего не становилась чисто английской [3, c 220].

Помимо этого англичане были назначены королевскими представителями в округах, бальи, а также капитанами нормандских гарнизонов. Роль уроженцев Франции в новой административной системе же заключалась в первую очередь в том, что они занимали должности более низкого уровня. К моменту юридического оформления английской власти в Нормандии эта система охватила все нормандские бальяжи, включая Алансон, Кан, Ко, Котантен, Руан и Эвре [2].

В. А. Бароне в своей статье также приводит данные о том, что помимо того факта, что в реорганизации и воссоздании институтов в Нормандии не было ничего специфически английского, что также соотносится с точкой зрения о восстановлении ряда институтов, которые существовали при герцогах Нормандских, административный персонал Генрих V не тронул [3, c. 220].

 Генрих V начал реформы местного административного аппарата не подчиняя его английскому напрямую (кроме как через лояльных ему чиновников), а именно выделяя его самостоятельность и вычленяя из французской административной системы герцогство и его население [6, p. 94-95].

При этом начатая при Генрихе V политика, которая включала в себя и восстановление Совета в Руане, создание Счётной палаты и университета в Кане, проходила в условиях действия французского законодательства и юридической традиции Франции и не могла являться чисто включением в английскую административную структуру [3, c. 223]

Здесь  мы можем говорить о процессе целенаправленного вычленения Нормандии, региона, чьих жителей имелись все основания на XIV-XV века вычленять в качестве отдельной нации, как на основании законов, которые имелись у них, так и на основании ряда источников, в частности, хроники Фруассара, где упоминаются «Ensi tinrent les gens le roy de France en celle saison iiii sieges en France, en Bretagne et en Normendie: li Normant devant Becherel, li Breton devant Brest et Derval et li Poitevin et li Angevin devant la Roche sur Ion»[9, p. 260].

То есть фактически идёт выделение отдельных народов под короной Франции, которые хорошо были друг с другом знакомы, и тесно взаимодействовали. То есть при обращении к источнику, который повествовал о событиях 1370-1377 годов явно становится видно, что попытка обособить нормандцев от остальных французов, оставив при этом местную административную структуру и персонал на местах, вполне могла нести смысл больший, чем просто укрепление крепкой власти нового сеньора. Нельзя говорить о том, что в реалиях XV века произошли такие серьёзные изменения относительно предыдущего столетия, которые вынудили бы пересмотреть позицию касательно нормандцев. Жители герцогства до конца Столетней войны останутся в первую очередь нормандцами, а только потом французами [10, p. 216-218].

Значительным вкладом в развитие взаимоотношений между местной администрацией и английским правительством  на данном этапе является деятельность Джона Ланкастерского, герцога Бедфорда. Лорд-протектор при малолетнем Генрихе VI уделял большую часть времени проблемам континентальных владений. Благодаря герцогу Бедфорду, Руан становится местом размещения английской администрации Нормандии. Будучи заинтересованным в укреплении влияния Англии в регионе, именно через него шла переговорная инициатива с местными дворянами, преимущественно через семьи, близкие к бургиньонам [11, c. 190-191].

Лорд-протектор пытался продолжить политику своего брата. Вынужденный уделять больше времени проблемам англо-бургундского союза и удержанию контроля над северными территориями, Бедфорд сконцентрировал своё внимание на Нормандии, не расширяя, например, контроль над другими территориями, в частности Гасконью. При нём нормандская администрация становится мостом между Англией и Францией [6, p. 95].

При Бедфорде администрация располагалась именно в Руане, являвшимся столицей герцогства, откуда он руководил основными делами в Нормандии и на континенте в целом. Более жизнеспособные Штаты здесь могли аккумулировать больше финансов для поддержания боеготовности английских гарнизонов, а планомерное восстановление независимых от Парижа институтов только способствовала этим процессам [4, c. 326].

Основной задачей Бедфорда стало сохранение статус-кво на территории французского королевства. И для выполнения этой задачи Бедфорду были нужны значительные средства и материальная база для обеспечения армии. Сама армия же также требовалась герцогу также независимая от экспедиционных корпусов из Англии. Таким образом, в военном отношении Ланкастер продолжает выделение Нормандии как отдельной территории. Материальная база для войск, которые набирались на территории герцогства, отчасти становятся материальные средства герцога Бедфорда, которые он получал в качестве доходов непосредственно в Нормандии. Такой способ обеспечения регулярной армии в герцогстве Нормандия при лорде-протекторе позволял говорить о ещё большей независимости герцогства как от Англии, за счёт обеспечения армии людьми и деньгами, так и от Франции [12].

 

Условия и методы исследования

Исследование было произведено с использованием таких методов исследования, как внутренняя и внешняя критика источника; информационно-содержательный анализ, сравнительно-сопоставительный анализ, а также методы источниковедческой типологизации и периодизации, которые были применимы в данной работе для более чёткого определения её хронологических рамок.

 

Результаты и их обсуждение

Результатом исследования стала настоящая статья, а также доклад на самарской областной студенческой научной конференции в ходе которой произошло обсуждение данной проблемы, её изученности, принята конструктивная критика касательно данного вопроса.

 

Заключение

Таким образом, политика отделения английской Нормандии концентрируется в первую очередь на администрации, обращаясь к местному партикуляризму и играя не в последнюю очередь на отсутствии общности между населением Нормандии и остальной части Франции.

Эта политика начинается как мероприятия Генриха V в завоёванной территории герцогства Нормандия ещё во время его второго похода на континент. То есть мы можем с уверенностью говорить о том, что до заключения договора в Труа в 1420 году, Генрих V имел в своих планах территориальное приобретение Нормандии в отрыве от остальной части французского королевства.

После заключения договора в Труа, эта тенденция, однако не сворачивается, а наоборот, следует ещё большее обособление некоторых административных институтов герцогства. 

Также стоит отметить и тот факт, что эти мероприятия не были только лишь политикой Генриха V. Его брат, Джон, будучи лордом-протектором при малолетнем Генрихе VI продолжает политику Генриха V. Тенденция к выделению Нормандии из остальных французских владений англичан (как по договору в Труа, та и фактических) сохраняется и при Генрихе VI.

Герцог Бедфорд выстраивает вокруг Нормандии систему сложных взаимоотношений, которые связывали англичан и их союзников. При сохранении статус-кво на континенте, Бедфорд старался сделать Нормандию независимой от Лондона и остальной части Франции в плане обеспечения её безопасности. Находясь в орбите английского влияния и под руководством лорда-протектора в Нормандии начинает формироваться регулярная армия, которая не должна была зависеть от экспедиционных корпусов с острова или от феодальных ополчений из подконтрольных англичанам территорий Франции. Однако подобные долгосрочные цели были достигнуты лишь частично, ибо только малое количество войск обеспечивалось из средств, получаемых в Нормандии.

При продолжающихся колоссальных вливаниях средств на оборону завоёванных территорий, при прямом руководстве лорда-протектора и постоянно ведущихся боевых действиях, английская Нормандия продолжила занимать особое место в долгосрочной стратегии  Ланкастеров.

Процессы обособления Нормандии от других территорий являлись, на наш взгляд, рациональной «программой минимум», которая была бы приведена в действие в случае отсутствия серьёзных сдвигов в отношениях с Францией. В случае если бы Генрих V не смог бы утвердить свои претензии на французский престол, то давнее владение английских королей стало бы достойным призом для английского короля. Однако договор в Труа был подписан и та коллизия, которая возникла между первоначальными планами и итогом военного предприятия стала значительным образом влиять на политическую географию северной Франции.

×

About the authors

Mikhail Gennadievich Safonov

Samara University

Author for correspondence.
Email: mishsaf@mail.ru
Russian Federation, 443086, Russia, Samara, Moskovskoye shosse 34.

References

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) 2023 Proceedings of young scientists and specialists of the Samara University

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies