THE CONCEPTS OF JUDICIARY


Cite item

Full Text

Abstract

In this article all existing concepts of judiciary are analysed in terms of their completeness and ability to reflect the essence of judiciary. Also the results of a survey of justices of the peace of Samara Region about the essence of judiciary are presented. Comparing the concepts of judiciary with the results of a survey confirms the hypothesis, that the lack of a common definition of the judiciary makes it difficult to form a united vision of the essence of judiciary. In that regard the author offers a new definition of the judiciary. This definition reflects both exclusive attributes and common features of the judiciary.

Full Text

В начале 90-х годов прошлого столетия в процессе постепенного отдаления от идеологии тоталитарного государства, не признающей необходимость разделения властей, при одновременном стремлении к признанию демократических ценностей, в том числе принципа разделения властей, словосочетание «судебная власть» было закреплено на законодательном уровне. На современном этапе развития российского государства термин «судебная власть» нашел свое отражение в Конституции. Статья 10 Конституции Российской Федерации устанавливает, что государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную [1]. В то же время ни в Конституции, ни в иных формальных источниках российского права не дается легального определения судебной власти. В правовой науке также нет единства мнений по вопросу определения термина «судебная власть».

Ввиду отсутствия законодательного закрепления определения «судебная власть», выражающего ее сущность, а также ввиду наличия различных научных взглядов на эту категорию затруднительно формирование единого и устойчивого представления о судебной власти, в частности, у самих субъектов судебной власти как лиц, обладающих судебной властью и олицетворяющих ее. Формирование же самостоятельной и относительно независимой ветви государственной власти в условиях закрепления принципов правового государства и разделения властей представляется наиболее эффективным при наличии единообразного, правильного и полного понимания судебной власти как ее представителями, так и иными субъектами права. Именно это обосновывает актуальность темы исследования.

На теоретическом уровне существуют различные типы понимания судебной власти. По мнению одних ученых, например, Ю. А. Дмитриева и Г. Г. Черемных, судебную власть следует определять как систему органов, осуществляющих судебную власть, обладающих властными полномочиями, которые направлены на установление истины, восстановление справедливости, разрешение споров и наказание виновных [2].  При данном (организационном) подходе понятия «судебная власть» и «судебная система» отождествляются, логически совпадают. Ценность анализируемой концепции заключается в том, что она ориентирована на практическую деятельность и упрощает восприятие юридической терминологии в процессе правоприменения. Однако существуют основания для критики данного подхода. Как представляется, понятие «судебная власть» шире понятия «судебная система». Родовым по отношению к понятию «судебная власть» является понятие «власть» (власть – публичная власть – государственная власть – судебная власть), под которой понимается, с одной стороны, организованная сила, обеспечивающая способность (возможность) субъекта власти оказывать воздействие (влияние) на другой субъект и (или) на его деятельность, с другой – сама способность (возможность) такого воздействия (влияния). То есть судебная власть как возможность или способность одного субъекта оказывать определенное воздействие (влияние) на другого субъекта и (или) его деятельность предполагает наличие не только органов, осуществляющих это воздействие (влияние), но и системы методов, способов, форм воздействия (влияния). 

Другими учеными, например, А. А. Демичевым и О. В. Исаенковой, при формулировании понятия «судебная власть» делается акцент на ее функциональных возможностях. Тогда судебная власть рассматривается как государственная деятельность (деятельность судебных органов) – осуществление правосудия [3, с. 45].

Данный (функциональный) подход по сравнению с предыдущим (организационным, судоустройственным) в большей степени охватывает сущность судебной власти,  потому что  понятие деятельности включает в себя не только круг возможных субъектов, ее осуществляющих, но и реализацию форм, способов и методов воздействия, обеспечивающих возможность субъектов судебной власти влиять на иных субъектов правоотношений.

Однако, как представляется, этого все же недостаточно для полного раскрытия сущности анализируемого понятия. В данном случае субъектами осуществления судебной власти признаются исключительно судебные органы, а судебная власть в целом сводится исключительно к деятельности судов (судей), то есть к осуществлению правосудия (согласно статье 118 Конституции Российской Федерации правосудие в РФ осуществляется только судом [4]). В то же время согласно статье 1 Федерального конституционного закона «О судебной системе РФ» судебная власть в РФ осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных и арбитражных заседателей [5]. То есть судебная власть помимо правосудия, осуществляемого только судом (судебными органами, судьями), включает в себя деятельность присяжных и арбитражных заседателей, а субъектами судебной власти, объединенными  статьей 1 Федерального конституционного закона «О судебной системе РФ» понятием «суды», являются как судьи, так и присяжные и арбитражные заседатели.

Важно понимать, что в статье 1 Федерального конституционного закона «О судебной системе РФ» под судом в лице судей и представителей народа, привлекаемых к осуществлению правосудия, понимается не административный орган, а субъект деятельности, правоотношений. Поэтому законодатель уточняет, что суд – это судьи и граждане, временно исполняющие функции судьи, фактически приравненные к судьям. Первым (судьям) согласно статье 118 Конституции РФ принадлежит исключительное право на осуществление правосудия, вторые же содействуют осуществлению правосудия.

В определениях понятия «судебная власть», предложенных сторонниками организационного и функционального подходов, выделяются два взаимодополняющих момента – организационный и содержательный. Содержательный момент состоит в том, что судебная власть определяется через деятельность суда (судей) (осуществление правосудия). Организационный момент заключается в том, что эта деятельность осуществляется исключительно системой специализированных государственных органов.  Таким образом, каждый из представленных подходов отражает лишь одну из существенных сторон понятия «судебная власть».

Однако нельзя не признать, что не может существовать деятельность вне субъекта деятельности, то есть вне системы органов, ее осуществляющих. В то же время существование субъекта деятельности без полномочий на осуществление деятельности также невозможно [6, с. 7]. Поэтому органичное объединение ключевых элементов предложенных понятий может привести к возникновению более полного и точного определения судебной власти. Представляется, что таковым является понятие судебной власти, предложенное Семёном Абрамовичем Шейфером. Под судебной властью он понимал принадлежащее судам, составляющим единую судебную систему государства, исключительное полномочие по разрешению возникающих в правовой сфере жизни общества социальных конфликтов с использованием установленной законом процедуры, реализуемое в формах конституционного, гражданского, уголовного и административного судопроизводства [7].

Анализ данного определения позволяет утверждать, что оно включает в себя как организационный, так и содержательный (функциональный) моменты судебной власти; оно подчеркивает характерную исключительно для судебной власти в системе разделения властей функцию – осуществление судопроизводства; оно описывает лишь одну (исключительную) форму выражения судебной власти как деятельности.

Думается, здесь не просто объединяются субъект и деятельность, здесь власть определяется через понятие «полномочие» – право оказывать влияние на других субъектов, что в наибольшей степени соответствует трактовке родового понятия – «власть». При этом подчеркивается исключительный характер этих полномочий, содержится указание на носителей власти, форму и способ реализации данных полномочий. При этом понятие «правовые конфликты» более емкое, позволяющее объединить не только конкретные гражданские, уголовные дела, но иные спорные моменты, связанные с реализацией прав граждан. В этом смысле данным определением охватываются и судебный контроль, и споры внутри судейского корпуса (например, о лишении статуса, неприкосновенности).

В предложенном С. А. Шейфером определении есть и указание на смысловое назначение судебной власти: разрешение социально значимых правовых конфликтов. Думается, что, формулируя определение понятия «судебная власть», невозможно не отразить ее предназначение.

Однако справедливо будет отметить, что судебные органы, помимо разрешения социальных конфликтов, правомочны выполнять и иные функции, а деятельность судебных органов состоит не только в осуществлении правосудия. В круг полномочий субъектов судебной власти, помимо исключительного полномочия на осуществление правосудия, входят и другие полномочия. Например, деятельность судебных органов помимо правосудия также охватывает судебный контроль, толкование норм права, участие в законотворческом процессе в качестве субъекта законодательной инициативы, удостоверение фактов, имеющих юридическое значение. Важно обратить внимание на этот момент при формулировании понятия «судебная власть».

Также стоит помнить, что судебная власть – это не только осуществление правосудия судьями, но и деятельность лиц, привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия. По смыслу статьи 1 Федерального конституционного закона «О судебной системе РФ» судьи и привлекаемые к осуществлению правосудия присяжные и арбитражные заседатели олицетворяют суд как единственный субъект судебной власти. Однако, как представляется, отнесение лиц, привлекаемых к осуществлению правосудия (присяжных и арбитражных заседателей), к суду как субъекту осуществления правосудия является юридической фикцией, дающей возможность в момент рассмотрения дела признать присяжных и арбитражных заседателей судом, благодаря чему у них появляется возможность осуществлять правосудие. В то же время кажется более верным подход, согласно которому присяжные и арбитражные заседатели не включаются в понятие суда как видовые элементы, а выделяются наравне с судьями в качестве самостоятельных субъектов судебной власти, обладающих самостоятельной возможностью оказывать определенное влияние на других субъектов права, не претендуя при этом на осуществление правосудия как исключительного полномочия судей. На лексическом уровне также прослеживается качественное обособление суда, наделенного исключительным полномочием по осуществлению правосудия, от лиц, содействующих осуществлению правосудия (но не осуществляющих правосудие).

Итак, изучение литературы показало, что единого подхода к определению судебной власти нет, сложилось три подхода: организационный, функциональный и организационно-функциональный.

По вопросам определения понимания сущности судебной власти было проведено анкетирование судей как носителей судебной власти. Респондентами выступили мировые судьи Самарской области (21 человек).

Результаты опроса судей показали отсутствие единого подхода к определению сущности понятия «судебная власть». Так, по мнению большинства респондентов (12 человек, т.е. 57,1 %) судебная власть представляет собой государственную деятельность судебных органов по осуществлению правосудия. В два раза меньше респондентов (6 человек, т.е. 28,6 %) определили судебную власть как систему судебных органов, обладающих властными полномочиями, которые направлены на разрешение споров и наказание виновных. Два респондента (9,5 %) сделали выбор в пользу определения судебной власти как теоретического понятия, означающего один из компонентов государственной власти. Два респондента (9,5 %) также согласились с трактовкой судебной власти как исключительного полномочия судебных органов по разрешению возникающих в правовой сфере жизни общества социальных конфликтов с использованием установленной законом процедуры.

Выбор респондентами ответов говорит о том, что чаще всего судьи вкладывают в понятие судебной власти такие признаки, как деятельность по осуществлению правосудия, принадлежность к системе государственных органов, властный характер полномочий.

Итак, анализ результатов опроса судей показал, что среди носителей судебной власти единство в определении судебной власти отсутствует. Среди респондентов наиболее популярными определениями судебной власти являются определения, предложенные функциональным и организационным подходами к определению понятия «судебная власть».

Результаты опроса подтвердили гипотезу исследования, в соответствии с которой отсутствие единого определения судебной власти, раскрывающего ее сущность, препятствует формированию единого представления о сущности судебной власти у ее представителей.

В связи с сопоставлением фактов отсутствия единого определения судебной власти в науке и законодательстве и единого понимания сущности судебной власти у судей представляется необходимой научная разработка понятия «судебная власть».

Для определения важнейших элементов понятия «судебная власть» необходимо учитывать несколько моментов. Во-первых, видовую принадлежность судебной власти к государственной власти, публичной власти, власти в целом. Во-вторых, судоустройственный (судебная система) и судопроизводственный (осуществление правосудия) аспекты судебной власти. В-третьих, многообразие видов деятельности судебных органов. В-четвертых, отнесение к субъектам осуществления судебной власти не только судов, но и лиц, привлекаемых к осуществлению правосудия.

С учетом всех этих моментов можно определить судебную власть как способность (возможность) субъектов судебной власти осуществлять (оказывать) воздействие (влияние) на другие субъекты права (т.н. «объекты» судебной власти) и (или) на их деятельность главным образом посредством осуществления правосудия, а также с помощью иных действий (полномочий) субъектов судебной власти.

Применительно к Российской Федерации судебную власть можно определить как способность (возможность) федеральных судов и судов субъектов РФ, составляющих судебную систему Российской Федерации, в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных и арбитражных заседателей  осуществлять (оказывать) воздействие (влияние) на физических лиц, группы людей, юридических лиц, государство, его органы и должностные лица и (или) на их деятельность посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства, а также судебного контроля, толкования норм права, участия в законотворческом процессе в качестве субъекта законодательной инициативы, удостоверения фактов, имеющих юридическое значение, и иных действий (полномочий), определенных Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами, с целью защиты (восстановления) прав и свобод человека и гражданина.

Данное определение отражает:

– во-первых, родовую принадлежность судебной власти: субъекты судебной власти обладают возможностью (способностью) осуществлять (оказывать) воздействие (влияние) на иные субъекты права;

– во-вторых, организационный (судоустройственный) момент судебной власти: воздействие (влияние) оказывают (осуществляют) субъекты судебной власти – федеральные суды и суды субъектов РФ в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных и арбитражных заседателей;

– в-третьих, судопроизводственный (содержательный, функциональный) момент: основным видом деятельности субъектов судебной власти является осуществление правосудия. При этом наличие других субъектов осуществления правосудия не допускается. Этот критерий является отличительной чертой судебной власти и выделяет ее в системе государственной власти на фоне законодательной и исполнительной. Осуществление правосудия – исключительное полномочие судов как субъектов судебной власти. Правосудие – атрибут судебной власти;

– в-четвертых, возможные способы реализации судебной власти наряду с осуществлением правосудия (судебный контроль, толкование норм права, участие в законотворческом процессе в качестве субъекта законодательной инициативы, удостоверение фактов, имеющих юридическое значение, иные действия (полномочия), определенные Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами). Эти способы (формы) являются не прерогативой судебной власти, а следствием некоторых ее сущностных свойств – они характерны как для других ветвей власти, так и для некоторых иных субъектов права;

– в-пятых, цель осуществления воздействия (оказания влияния) – защита (восстановление) прав и свобод человека и гражданина.

Итак, предложенное определение отражает как исключительные, специфические, атрибутивные (осуществление правосудия), так и общие признаки данной категории.

Таким образом, изучение нормативных правовых актов показывает, что понятие «судебная власть» законодателем используется в качестве одного из фундаментальных понятий. Так, оно упоминается в Конституции Российской Федерации, в Федеральном конституционном законе «О судебной системе РФ». При этом легального определения судебной власти нормативные правовые акты не содержат. Изучение литературы показывает, что единого подхода к определению судебной власти нет, сложилось три подхода: организационный, функциональный и организационно-функциональный. Анализ результатов опроса судей показывает, что среди носителей судебной власти единство в определении судебной власти отсутствует. Именно поэтому представляются необходимыми научная разработка и возможное дальнейшее законодательное закрепление такого понятия судебной власти, которое бы отражало существенные качества данной категории.

×

About the authors

Alina A. Agadzhanyan

Samara National Research University

Author for correspondence.
Email: agadzhanyanalina@mail.ru
SPIN-code: 8495-7031
Russian Federation, 443086, Russia, Samara, Moskovskoye shosse, 34

References

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) 2023 Proceedings of young scientists and specialists of the Samara University

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies