Administrative and legal transport security regulation features in the CIS member countries


Cite item

Abstract

The article is devoted to the current problem of the security of the transport complex and participants in transport legal relations. The author notes that the state of legal regulation of the problem in question in the territories that were previously part of the USSR is of particular importance for ensuring transport security in the Russian Federation. The author analyses and compares the Russian and the CIS countries’ transport security administrative and legal support systems. Defining the elaboration level of the CIS’s member countries’ legislation in the field of transport security as well as problems, differences and contradictions, development of proposals for the terminology unification, forms and methods of cooperation based on the analysis of international legal basis (treaties, memorandums, protocols, agreements etc.), the author comes to the conclusion that not all CIS member states have adopted specialized laws on transport security. The content of the adopted and existing national laws has significant differences from the model law on transport security in terms of objectives, principles, basic concepts as well as administrative and legal means. Hence, the unification of national and international legislation is proposed that would ensure the coordination between the CIS member states in the field of transport security. The present research may be implemented if amendments are made into the legislation that regulates the stated sphere of legal relations.

Full Text

Масштабность проблем обеспечения транспортной безопасности с 30-х годов XIX века привела к созданию и совершенствованию в странах национального законодательства и к разработке международных правовых актов, регулирующих вопросы межгосударственного сотрудничества в рассматриваемой области. Проблема защищенности транспортного комплекса и пассажиров имеет актуальное значение для каждой страны и по сегодняшний день. Международное право предоставляет каждому право на свободу передвижения, такое право может быть ограничено только в интересах национальной безопасности (п. 3 ст. 2). Соответственно, все страны обязаны обеспечить безопасное передвижение по своей территории. В основу формирования системы административно-правового обеспечения транспортной безопасности в России положен международный опыт борьбы с терроризмом, в том числе на транспорте. Анализируя международное законодательство по обеспечению транспортной безопасности, особое внимание предлагаем уделить законодательству соседних государств (далее – СНГ). Не согласимся с мнением [1, с. 96], что меры обеспечения безопасности на транспорте, принятые в странах СНГ, являются системообразующим сегментом рынка транспортных услуг, неотъемлемой частью информационных систем национальных морских портов, железнодорожных вокзалов, аэропортов и других объектов транспортной инфраструктуры. Слишком много имеется не исполненных до конца договоренностей и правовых пробелов в международном и национальном правовом регулировании. В настоящее время среди стран – участников СНГ отсутствует единое понимание термина «транспортная безопасность» [2, с. 24]. Например, в Азербайджане и Армении отсутствует его легальное определение, однако в законах перечислены обязательные требования, которым должно соответствовать транспортное средство. В законодательстве Республики Казахстан транспортная безопасность понимается как составная часть экономической безопасности. При этом, защищенность транспортной отрасли экономики от возможных угроз должна обеспечивать не только функционирование, но и развитие транспортного комплекса: обеспечивать создание условий для удовлетворения ежедневных потребностей бизнеса и населения в услугах по перевозке различными видами транспорта, совершенствование транспортной инфраструктуры и обеспечение конкурентоспособности транзитного потенциала республики. Однако, как отмечают исследователи [3, с. 142], несмотря на законодательно урегулированный понятийный аппарат, в законодательстве Республики Казахстан имеется недостаточная регламентация отдельных составляющих системы безопасности. В стадии формирования находится аналогичное законодательство в Беларуси [4, с. 141]. В республиканском законе под безопасностью транспортной деятельности понимается такое ее состояние, при котором обеспечена минимальная вероятность возникновения опасности для жизни и здоровья граждан, в том числе иностранных и без гражданства, для имущества республиканского и частного, для республики и ее административно-территориальных единиц, иностранных государств, окружающей среды. Также не имеется специализированного закона о транспортной безопасности в Республике Киргизия. Действующий закон о транспорте содержит лишь одну правовую норму о том, что «транспортные средства должны соответствовать требованиям безопасности». Аналогичная ситуация с правовым регулированием и в Республике Узбекистан. В Республике Молдова отдельные вопросы безопасности на автомобильном транспорте регулируются Кодексом автомобильного транспорта. По другим видам транспорта в республике используется международное законодательство. Из всех государств – участников СНГ законы о транспортной безопасности приняты в России, Таджикистане и Туркменистане, по содержанию указанные законы во многом схожи. Различные подходы в нормативно-правовом регулировании вопросов обеспечения транспортной безопасности приводят к необходимости унификации национального законодательства стран СНГ с международным законодательством, координации совместных усилий, направленных на защищенность транспортной отрасли. Как отмечали представители Минтранса России, требуется разработка «эффективного механизма по согласованию государствами – участниками Содружества системы мер, принимаемых в целях защиты транспортного комплекса». На современном этапе координация совместных действий осуществляется на основе соглашений, договоров, модельных законов, принятых Советом глав правительств СНГ, а также решений Координационного транспортного совещания государств – участников СНГ. Все перечисленные правовые акты и соглашения можно поделить на две части в зависимости от предмета регулирования (общего и особенного). Во-первых, общие акты (соглашения) государств – участников СНГ, которые направлены на развитие транспортного сотрудничества в целом, косвенно затрагивающие вопросы обеспечения транспортной безопасности. К ним относятся: – Соглашение о принципах формирования общего транспортного пространства (Российской Федерацией и Республикой Молдова не выполнены внутригосударственные процедуры), – Договор о сотрудничестве в борьбе с терроризмом (Грузией не выполнены внутригосударственные процедуры), – Меморандум и соглашение о сотрудничестве в области развития международных транспортных коридоров, – Соглашение о гражданской авиации и об использовании воздушного пространства, – Протокол о международных автодорогах СНГ. Ко второй группе относятся специальные акты (соглашения), регулирующие сотрудничество по вопросам безопасности транспортного комплекса в целом и по отдельным видам транспорта: – Декларация по обеспечению безопасности на транспорте, положившая начало формированию правовой базы для сотрудничества в сфере борьбы с контрабандой и терроризмом на транспорте. Во исполнение указанной Декларации был разработан и утвержден соответствующий перечень комплексных мероприятий, – Стратегия обеспечения безопасности в международном сообщении и плановый документ по реализации этой стратегии, – Соглашение о сотрудничестве в области защиты гражданской авиации и Модельный закон о безопасности на воздушном транспорте, – Положение по вопросам безопасности движения на железнодорожном транспорте, – Соглашение об информационном взаимодействии. Отдельно необходимо остановиться на Модельном законе о безопасности на транспорте, которым определены основные цели сотрудничества, административно-правовые и организационные задачи, принципы и структура национального законодательства в области транспортной безопасности. Что касается структуры законодательства, то модельный закон включил в нее национальную конституцию и иные национальные нормативные правовые акты, а также международные договоры и соглашения. Указанное положение нашло отражение в правовых системах всех государств – участников СНГ в отличие от других важных положений рассматриваемого закона. В результате достигнутых международных договоренностей целями обеспечения транспортной безопасности являются: – обеспечение достаточных условий для планомерного и беспрерывного функционирования транспортного комплекса, – защита личных и имущественных интересов в транспортном комплексе, – защита транспортных объектов и субъектов транспортной деятельности, потребителей транспортных услуг от актов незаконного вмешательства, а также от природных, техногенных и иных кризисных ситуаций. В отличие от модельного закона, целевые ориентиры, содержащиеся в российском законе, ограничиваются защитой транспортного комплекса только от актов незаконного вмешательства. Аналогичное целеполагание – в законах Таджикистана и Туркменистана. Следовательно, рассмотренные национальные законы ограничиваются только актами незаконного вмешательства, оставляя без внимания иные кризисные ситуации. Как известно, от правильно поставленной цели зависит эффективность государственного управления, особенно в области национальной безопасности. Задачи, закрепленные в модельном законе и в национальных законах, во многом схожи. Однако следует отметить, что пункт 2 статьи 2 российского закона, пункт 2 статьи 3 Закона Республики Таджикистан и пункт 2 статьи 2 Закона Туркменистана не предусматривают такой задачи, как международное сотрудничество в области транспортной безопасности. Закрепленное модельным законом и практически реализуемое, безусловно, оно требует отражения в национальных законодательных актах. В рассматриваемом законодательстве отличаются и принципы. Не нашли отражения в национальных законах следующие модельные принципы: – приоритета жизни и здоровья людей; – конечной государственной ответственности за организацию транспортной безопасности; – обоснованного вмешательства государства в деятельность хозяйствующих субъектов транспортной отрасли при государственном управлении и регулировании в области безопасности. В модельном законе перечислены субъекты и объекты защиты. К первым относятся: органы власти, в том числе местного самоуправления; международные организации, функционирующие в транспортной отрасли; хозяйствующие субъекты (поставщики) и потребители транспортных услуг. Причем последние имеют двойной правовой статус: как лица, обязанные обеспечивать и соблюдать транспортную безопасность, которые несут ответственность за неисполнение указанных обязанностей, и как лица, имеющие право на безопасное рабочее место и безопасную транспортную услугу. Помимо поставщиков и потребителей транспортных услуг к объектам защиты относятся третьи лица – участники транспортной деятельности, которым может быть причинен вред, объекты транспорта, груз, багаж. Национальные законы Российской Федерации, Таджикистана и Туркменистана не уточняют составы субъектов и объекты защиты. В них понятие «транспортная безопасность», по сути, сводится к защищенности только лишь объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств, без упоминания физических лиц (независимо от их административно-правового статуса), находящихся в транспортных средствах или на этих объектах. Имеют как сходства, так и отличия применяемых организационно-правовых средств обеспечения транспортной безопасности. В большинстве стран применяются техническое регулирование, стандартизация и сертификация, аккредитация сил и средств обеспечения безопасности. Так, в Азербайджанской Республике предусмотрена государственная стандартизация обязательных требований относительно безопасности транспортных средств, дорог, а также технических средств, обеспечивающих работу транспорта. В Армении установлена административная регламентация в виде лицензирования транспортной деятельности (отдельных ее видов) и подтверждения соответствия транспортных услуг (аккредитация) в порядке, установленном Законом Республики Армения «Об оценке соответствия». В Республике Казахстан, где транспортная безопасность является составной частью экономической безопасности, законодательно закреплен контроль за использованием экономических объектов, находящихся в управлении (либо собственности) иностранных организаций и организаций с участием иностранных инвесторов. Среди административно-правовых процедур в области обеспечения транспортной безопасности в Беларуси следует отметить: техническую оценку, лицензирование и оценку профессиональной подготовки и состояния здоровья, проводимую в отношении работников службы безопасности транспортной деятельности. Контроль за осуществлением лицензируемых видов деятельности в области транспортной деятельности осуществляется Министерством транспорта и коммуникаций Беларуси в соответствии с законодательством о лицензировании, о контрольной деятельности. В Киргизской Республике признаны зонами повышенной опасности аэропорты и пристани, станции и автотранспортные предприятия, железнодорожные линии и водные пути, используемые для движения транспортных средств. Правила нахождения на их территории строго регламентированы республиканским правительством. Транспортным предприятиям и перевозчикам предписано предотвратить доступ посторонних лиц к транспорту, обеспечить его охрану, техническое оснащение специальными устройствами. В качестве формы контроля предусмотрены административные досмотры. Правила пребывания на объектах транспортной инфраструктуры устанавливаются также в Республике Узбекистан. Помимо этого, применяются сертификация автотранспортных средств на соответствие требованиям безопасности и лицензирование перевозок. Вышеприведенный анализ основных административно-правовых процедур показал, что национальным законодательством (за исключением России, Таджикистана и Туркменистана) не предусмотрены: оценка уязвимости объектов, их категорирование и особые ограничения при приеме на работу сотрудников безопасности на транспорте, несмотря на то, что указанные меры предусмотрены модельным законом о безопасности на транспорте. По нашему мнению, требуется корректировка принятых национальных законов относительно целей, задач, принципов и основных понятий, административно-правовых мер обеспечения транспортной безопасности, а также принятия другими государствами – участниками СНГ соответствующих национальных законов. Все вышеперечисленные акты и соглашения определяют рамки сотрудничества и обязательные (либо рекомендованные) для исполнения государствами-участниками СНГ требования по обеспечению безопасности пассажиров и обслуживающего персонала на транспорте, а также сохранности грузов и багажа. Анализ вышеперечисленных актов позволяет выделить следующие основные формы международного взаимодействия: – информационный обмен, – реализацию совместных планов по принятию превентивных, обеспечительных и восстановительных административно-правовых мер, – экспертную оценку состояния защищенности объектов повышенной опасности, – межведомственное взаимодействие и обмен накопленным положительным опытом борьбы с терроризмом, практикой реализации национального законодательства; – практическую помощь при совершенном противоправном акте; – проведение совместных учений и повышения квалификации сотрудников (семинары, стажировки, конференций); – совместные научные исследования и опытно-конструкторские разработки систем и средств защиты объектов транспорта. Сотрудничеству и взаимодействию способствует создание межгосударственных (межправительственных) органов, например, постоянно действуют Антитеррористический центр, Межгосударственный авиационный комитет, Совет по железнодорожному транспорту. Как отмечают ученые [5–9], предстоит еще большая работа по совершенствованию национального законодательства и приведению его в соответствии с требованиями международных актов. Новые вызовы и новые виды угроз, таких как деятельность интернет-экстремистов, направленная на подрыв транспортных систем, требуют непрерывной работы по обновлению форм и методов обеспечения безопасности. Подводя итоги исследованию международно-правовых оснований и условий формирования системы административно-правового обеспечения транспортной безопасности, следует отметить, что, играя в основном унифицирующую роль [10, с. 118], международное право позволяет формировать национальное законодательство с учетом международного опыта правового регулирования борьбы с терроризмом и иными незаконными актами вмешательства в деятельность транспорта.

×

About the authors

S. N. Zaikova

Saratov State Law Academy

Author for correspondence.
Email: snzaikova@rambler.ru
Russian Federation

References

  1. Merkushova O. V. Sotrudnichestvo stran SNG po obespecheniyu bezopasnosti deyatel'nosti ob"ektov transportnoi infrastruktury, perevozok passazhirov i gruzov raznymi vidami transporta [Cooperation of the CIS countries to ensure the safety of transport infrastructure facilities, transport of passengers and goods by different types of transport]. Mezhdunarodnoe sotrudnichestvo evraziiskikh gosudarstv: politika, ekonomika, pravo [International Cooperation Eurasian States: Politics, Economics Law], 2018, no. 3 (16), pp. 90–98. Available at: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=36823622 [in Russian].
  2. Iroshnikov D. V. Teoreticheskie problemy legal'nogo opredeleniya transportnoi bezopasnosti i smezhnykh s nei kategorii [Theoretical problems of legal definition of transport safety and adjacent categories]. Voprosy bezopasnosti [Security Issues], 2020, no. 1, pp. 17–29. DOI: http://doi.org/10.25136/2409-7543.2020.1.31878.
  3. Ilyasova G. A. Pravovye aspekty obespecheniya bezopasnosti na transporte: sravnitel'no-pravovoi analiz zakonodatel'stva stran SNG [The legal aspects of safety providing on transport: comparative and legal analysis of the CIS countries legislation]. Mezhdunarodnyi zhurnal eksperimental'nogo obrazovaniya [International Journal of Experimental Education], 2014, no. 1–2, pp. 140–143. Available at: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=21075060 [in Russian].
  4. Poleshchuk L. A. Problemy pravovoi reglamentatsii bezopasnosti transportnoi deyatel'nosti v Respublike Belarus'[Problems of legal regulation of transport security in the Republic of Belarus]. Vestnik Akademii MVD Respubliki Belarus' [Bulletin of the Academy of the Ministry of Internal Affairs of the Republic of Belarus], 2013, no. 1, pp. 139–143. Available at: http://media.miu.by/files/store/items/uses/xix/mim_uses_xix_06007.pdf [in Russian].
  5. Skrynnik A. M. Sistema gosudarstvennogo kontrolya i nadzora v sfere obespecheniya transportnoi (morskoi) bezopasnosti [State management in the sphere of maintenance of sea transport safety in Russia]. Transportnoe pravo [Transportation Law], 2010, no. 3, pp. 20–26. Available at: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=15181238; https://wiselawyer.ru/poleznoe/46169-sistema-gosudarstvennogo-kontrolya-nadzora-sfere-obespecheniya-transportnoj [in Russian].
  6. Mamonova A. S. Mezhdunarodno-pravovye mery obespecheniya bezopasnosti moreplavaniya [International legal measures for ensuring navigation security]. Transportnoe pravo [Transportation Law], 2007, no. 1, pp. 18–23. Available at: https://elibrary.ru/item.asp?id=12975528; https://wiselawyer.ru/poleznoe/26121-mezhdunarodno-pravovye-mery-obespecheniya-bezopasnosti-moreplavaniya [in Russian].
  7. Zervina O. The Environment of Extremist Textual Content Threatening Transportation Systems. In: Proceedings of the International Conference TRANSBALTICA XI: Transportation Science and Technology. Springer, 2019, pp. 541–551. DOI: http://doi.org/10.1007/978-3-030-38666-5_57.
  8. Rodrigue J. The Geography of Transport Systems (fifth edition). New York: Routledge, 2020, 456 p. DOI: http://doi.org/10.4324/9780429346323.
  9. Segell G. Terrorism on London Public Transport. Defense & Security Analysis, 2006, pp. 45–59. DOI: http://dx.doi.оrg/10.1080/14751790600577132.
  10. Maistrenko G.A. Bor'ba s terrorizmom na osnove realizatsii polozhenii mezhdunarodnogo i rossiiskogo prava[Counterterrorism on the base of implementation of provisions of international and Russian law]. Sovremennoe pravo [The Modern Law], 2018, no. 9, pp. 116–119. Available at: https://elibrary.ru/item.asp?id=35671213 [in Russian].

Copyright (c) 2021 Zaikova S.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies