Professor S.B. Bernstein and Slavic studies in the XX century

Abstract

The article traces the life, pedagogical and scientific way of the Soviet and Russian Slavicist S.B. Bernstein, the role of the outstanding scientist in the revival of Slavic studies in the USSR. The urgency of the topic is determined by the importance of assessing the state of Slavic studies in the Soviet period and the role of professor S.B. Bernstein in the formation of Slavic studies in the XX century. The object of the research is organizational, scientific, and pedagogical activities of S.B. Bernstein aimed at the revival and development of Soviet Slavic studies. The aim of the article is to show the role of organizational and scientific activities of the outstanding Soviet and Russian Slavicist professor S.B. Bernstein in the context of the history of Russian Slavic studies and its defining trends. The research uses systemic, historical and cultural approaches; comparative and historiographical methods. The article traces in a generalized form the historical path of national Slavic studies. The author outlines the state of Russian Slavic studies of the XIX century, the growth of scientific knowledge in different fields, based on a broad comparative-historical comprehension of the cultural text: in the study of the history of Slavic writing, Slavic folk poetry, Russian literary language of the initial stage, Russian paremiology, etc., characteristic for this stage. Based on the memoirs of S.B. Bernstein and scholars of the Institute of Slavic Studies of the Russian Academy of Sciences, the author shows the state of Slavic studies in the 20-ies-30-ies of the XX century, famous for the persecution of Slavic scholars. The focus of the article is on the 40-ies and the following years of the XX century, during which the revival of Slavic studies with the active participation of S.B. Bernstein took place. The review presents his role in the process of reviving the Slavic Department of Lomonosov Moscow State University, in organizing the Department of Slavic Philology of Lomonosov Moscow State University, the Institute of Slavic Studies, and in the development of several scientific fields: Soviet Bulgarian studies, Cyrillic-Methodology, Slavic dialectology and linguogeography, comparative grammar of Slavic languages, ethnolinguistics and Slavic antiquities, etc.

Full Text

Введение

В истории любой науки время выдвигает знаковые фигуры, определяющие направления, проблематику, выработку исследовательских подходов. Безусловно, в середине XX века для отечественной славистики такой личностью явился профессор Самуил Борисович Бернштейн (1911–1997). Профессор С.Б. Бернштейн стал символом возрождения отечественной славистики в послевоенный период. С.Б. Бернштейн – видный советский и российский лингвист, организатор славистики, автор работ в области современного славянского языкознания, сравнительной грамматики, истории и диалектологии славянских языков, кирилло-мефодиевистики, истории славистики. Являясь одним из организаторов Института славяноведения АН СССР, С.Б. Бернштейн более четверти века заведовал в нем сектором славянского языкознания, одновременно он руководил кафедрой славянской филологии на филологическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова. В 2021 году, в год 110-летия со дня рождения С.Б. Бернштейна, Институт славяноведения РАН провел международную научную конференцию с представительным участием славистов из Австрии, Болгарии, Македонии, Молдовы, Польши, России, США, Чехии, Японии, посвященную изучению различных аспектов взаимодействия славянских языков и культур. В докладах участников конференции обсуждалось научное наследие С.Б. Бернштейна и те области славистики, развитие которых было связано с влиянием идей ученого: славянская диалектология и ареальная лингвистика; болгарская грамматика, диалектология, лексикология и лексикография; этнолингвистика и лингвогеография; история славянских языков; история славяноведения; лингвистическая и литературная компаративистика; вопросы теории и истории культуры славян и др. Данная статья написана на основе доклада, прочитанного автором на этой, посвященной памяти С.Б. Бернштейна, международной конференции [Карпенко 2021, с. 1720]. Актуальность статьи обусловлена важностью оценки состояния славяноведения в советский период и роли профессора С.Б. Бернштейна в становлении славяноведения в XX в. Предметом исследования служит организационная, научная, педагогическая деятельность С.Б. Бернштейна, направленная на возрождение и развитие советской славистики. Цель статьи – показать роль организационной и научной деятельности выдающегося советского и российского слависта в контексте истории отечественного славяноведения и определявших его тенденций. В исследовании использованы комплексный диахронный, сравнительный и историко-культурный подход, историографический и описательный методы. Эффективность и актуальность использованных методов и комплексного подхода связана с возможностью представить основные тенденции развития славистики на протяжении полутора столетий через анализ состояния научной мысли по ключевым проблемам.

 

  1. Основная часть. Роль С.Б. Бернштейна в становлении отечественной славистики

1.1. Тернистый путь славяноведения

В России путь славистической науки, как известно, был тернистым, в силу известных гонений на славистику в 20–30-е годы XX в., хотя на всех этапах российская славистика характеризовалась талантливостью научной мысли. Рождение отечественного славяноведения связано с началом XIX в. У его истоков фигуры первых университетских профессоров: М.П. Погодина, М.Т. Каченовского, О.М. Бодянского, И.И. Срезневского, В.И. Григоровича [Карпенко 2007]. Подвижническими трудами А.Х. Востокова приближалась возможность практической подготовки славистов, хотя сам он и не занимал университетской кафедры. В XIX в. и начале XX в. шло накопление знания в исторических исследованиях И.И. Срезневского, А.М. Бодянского, В.И. Григоровича, А.А. Шахматова, И.В. Ягича, Ф.Ф. Фортунатова; в исследованиях славянской народной поэзии А.А. Потебни; в типологических и сопоставительных штудиях И.А. Бодуэна де Куртенэ и других ученых. Фундаментальные труды, имеющие значение для последующего развития славистики в России, вырастали на основе широкого сравнительно-исторического осмысления текста культуры. Суммируя наблюдения о развитии славистической науки XIX – начала XX в., можно говорить о ее поступательном развитии, получившем отражение: в палеографических трудах, посвященных изучению древнеславянских азбук; в историко-лингвистических исследованиях; в исследованиях, посвященных определению формальных свойств словесных знаков, признаков их системности. Развертывание эмпирических и теоретических исследований славянских языковых систем происходит уже в начале XX столетия на основе накопленного отечественной наукой опыта. Своеобразие отечественной славистики состоит в ее практической направленности, в исчерпывающих по полноте и научной обстоятельности исследованиях материала, в движении от конкретных исследований к теоретическим обобщениям.

Этот процесс развития единой традиции, подготовленной поколениями ученых, в 30-е годы XX в. был прерван. На II Международном славистическом съезде (идея организации которых принадлежала именно российским лингвистам И.А. Бодуэну де Куртенэ, И.В. Ягичу, Ф.Ф. Фортунатову, А.А. Шахматову и др.), проходившем в 1934 г. в Варшаве, советских славистов не было. Советская славистика была к этому времени «упразднена» и как наука, и как область преподавания и изучения. В 1934 году многие слависты были осуждены как «враги народа», подверглись репрессии и отправлены в Соловецкий лагерь слависты А.М. Селищев, Н.Н. Дурново, Г.А. Ильинский и др., в это время был арестован по «делу славистов» и сослан в Вятку до 1936 года В.В. Виноградов. В 1937 году Н.Н. Дурново, Г.А. Ильинский были вторично осуждены и расстреляны. Документально подтверждает личные трагедии славистов в этот период М.А. Робинсон в статье «Н.Н. Дурново и Н.С. Трубецкой: проблема евразийства в контексте ‘‘дела славистов’’ (по материалам ОГПУ–НКВД)»: «…За изгнанием из науки для многих последовали ссылки, лагеря и тюрьмы» [Робинсон, Петровский 1992, с. 68].

Разрушение славистики проявилось не только в репрессивных действиях по отношению к ученым, разрушалась и научная традиция в таких важных вопросах, как происхождение русского литературного языка, происхождение восточнославянской письменности. Отечественные филологи досоветского периода связывали начало русской письменности и русского литературного языка с христианизацией и распространением из Моравии и Болгарии христианской книжной традиции. В начале XX в. А.А. Шахматов в «Очерке древнейшего периода истории русского языка» объяснил связь не только русского книгописания, но и русского языка на всех этапах его существования с церковной традицией, с восприятием от болгар христианской веры и церковного языка. В советский период 30-е – 50-е годы XX века роль Церкви и славянских источников в распространении письменности на Руси была переосмыслена, главенствующая концепция этого времени утверждала наличие у восточных славян еще в дохристианскую эпоху своих систем письма с «местными корнями». Книга мемуаров С.Б. Бернштейна «Зигзаги памяти» [Бернштейн 2002] проливает свет на то, как происходило и разрушение славистики, и ее последующее восстановление [Досталь 2002, с. 1115]. «Зигзаги памяти» С.Б. Бернштейна – это свидетельство о самом драматичном периоде советского времени, повествование о его преодолении, об испытаниях и достижениях советского славяноведения.

 

1.2. С.Б. Бернштейн и возрождение советской славистики

Возрождение отечественной славистики начинается в годы Второй мировой войны, когда была осмыслена острая потребность в специалистах по славянским языкам. Советскому славяноведению чрезвычайно повезло, когда, не имея шансов в связи с пролетарской политикой поступить на философское отделение МГУ, Самуил Бернштейн пришел в славистику. В упомянутой книге «Зигзаги памяти» С.Б. Бернштейн вспоминает, как в 1928 г. он прибыл в Москву из далекого Никольск-Уссурийска завоевывать философское отделение Первого Московского университета. Тогда по политическим мотивам двери высших учебных заведений для детей из среды интеллигенции фактически были закрыты. Несмотря на блестяще сданные вступительные экзамены, Бернштейн не был зачислен на желанный им философский профиль, а был принят на историко-этнологический факультет, на котором и получил подготовку по славяноведению по циклу западных и южных языков под руководством А.М. Селищева.

Основными дисциплинами, которые преподавал А.М. Селищев, были введение в славянскую филологию и старославянский язык, история болгарского или сербо-хорватского языков, сравнительная грамматика славянских языков, семинар по Македонии. В очерке «А.М. Селищев – славист-балканист» С.Б. Бернштейн вспоминает: «Были годы, когда Афанасий Матвеевич Селищев был для меня не только учителем, но и самым близким человеком. Думаю, что в те годы и я не был безразличен к нему» [Бернштейн 1987, с. 3]. Это признание значимо для понимания позиции С.Б. Бернштейна в 1931–1932 гг., в то время, когда состоялся первый «наезд» на А.М. Селищева на методологическом семинаре НИЯЗ, где ученый обвинялся в «великодержавничестве», в наличии «классовой семантики» и т. п. В мемуарах С.Б. Бернштейн пишет о том, что многое связывало его с А.М. Селищевым особенно в 1930–1933 гг.

Уже спустя 10 лет после окончания МГУ, в августе 1943 г., С.Б. Бернштейн был назначен заместителем заведующего кафедрой славянской филологии МГУ, которой посвятил себя целиком, «отдал все свои силы, все свои интеллектуальные возможности». Вызывают изумление невероятная энергия, целеустремленность, работоспособность молодого ученого. Страницы дневника осени – зимы военного 1943 г. наиболее детально, биографически и хронологически точно раскрывают масштаб деятельности С.Б. Бернштейна: он занимается организацией славистической подготовки в МГУ, о возобновлении которой ранее хлопотал усиленно А.М. Селищев, указывая на острую необходимость в людях, знающих зарубежные славянские языки. В 1943 г. последовало открытие в Московском университете отделения западных и южных славян. В 1944 г. была восстановлена кафедра славяноведения в ЛГУ.

В военное время начинать работу отделения приходилось в особо сложных условиях. Аудиторный корпус был разрушен при бомбардировке еще в октябре 1941 года. Выделенное для факультета здание не отапливалось, зимой в нем страшный холод, но все работают с подъемом и думают о послевоенном времени. В особенности записи ноября 1943 г. отражают интенсивность и напряженность работы С.Б. Бернштейна. Он занимается и составлением плана славянского отделения, и подготовкой кадров, и чтением лекционных курсов, и посещением занятий преподавателей, и организацией аспирантуры (без которой нельзя решить проблему кадров), и редактированием и изданием русско-болгарского словаря, и составлением библиографии опубликованных работ своего учителя к специальному заседанию по случаю первой годовщины его смерти, и подготовкой доклада «А.М. Селищев – балкановед», готовит сборник докладов конференции памяти А.М. Селищева. Тогда же С.Б. Бернштейн занимается изучением славянских диалектов, составлением библиографии по болгарской диалектологии, написанием серии статей для Большой советской энциклопедии по славянским языкам и литературам («Сербский язык», «Сербская литература», «Серболужицкий язык»… позднее пишет статьи «Болгарский язык», «Словенский язык» и др.), начинает работу над сравнительной грамматикой славянских языков и над грамматическим очерком болгарского языка, пишет доклады для заседаний русистов Городского педагогического института, для Института этнографии, для Ученого совета Института языкознания АН СССР и для заседаний Славянской комиссии АН СССР по главам готовящейся диссертации.

С не меньшей интенсивностью С.Б. Бернштейн работает и в последующие годы, связанные с защитой докторской диссертации, организацией сектора в Институте славяноведения. Значительным вкладом в разработку славянской исторической диалектологии стало докторское диссертационное исследование С.Б. Бернштейна на тему «Язык валашских грамот XIV–XV ст.», защищенное в 1946 г. В 1940–1950-е годы С.Б. Бернштейн работал над диалектологией болгарского языка (в 1958 г. был издан «Атлас болгарских говоров в СССР». В 1940–1960-е годы готовил и редактировал болгарские словари, грамматики, учебники. Он автор первого в СССР учебника болгарского языка, опубликованного в 1948 г., и первого болгарско-русского словаря, не потерявшего своего значения по сей день.

28 апреля 1944 г. С.Б. Бернштейн написал в своем дневнике: «Нет в Москве квалифицированной лингвистической словесности, нет ни славистов, ни балканистов. Я остро чувствовал свое одиночество в Одессе, но в Москве… Нужно все создавать! Хватит ли на это сил и способностей?» На протяжении всей жизни С.Б. Бернштейн занимался организацией советской славистической научной среды. Он был ее архитектором. О замечательном качестве организатора науки писали академик В.Н. Топоров, академик С.М. Толстая, Р.В. Булатова.

Талант организатора славистики у С.Б. Бернштейна проявился очень рано. С 1934 г. он руководил кафедрой болгарского языка и литературы Одесского пединститута. С 1937 г. – кафедрой языкознания и литературным факультетом Одесского университета (т. е. кафедру возглавил в 23 года, а факультет – в 26 лет). В 1941–43 гг., во время эвакуации филологического факультета МГУ в Ашхабад, С.Б. Бернштейн заведовал кафедрой славяно-русского языкознания и исполнял обязанности декана филологического факультета. С 1943 г., являясь заместителем заведующего кафедрой акад. Н.С. Державина, он фактически был создателем этой кафедры и учебного профиля славянской филологии [Досталь 2005]. Официально с осени 1948 г., когда получил звание профессора, по 1970 г. руководил кафедрой славянской филологии МГУ; до 80-х гг. XX в. продолжал руководство аспирантами славянского отделения в должности профессора кафедры славянской филологии. Летом 1947 г. в организованном Институте славяноведения РАН С.Б. Бернштейн возглавил сектор филологии. В 1951 году С.Б. Бернштейн возглавил сектор славянского языкознания, который был к этому моменту выделен в Институте славяноведения и балканистики, которым руководил более четверти века, до 1977 г. С 1977 г. руководил группой этнолингвистики и славянских древностей, а с марта 1981 г. – группой Общекарпатского диалектологического атласа. Сотрудником Института славяноведения и балканистики С.Б. Бернштейн был до последних своих дней. Без преувеличения можно сказать, что работа по возрождению отечественной славистики была развернута С.Б. Бернштейном во всех направлениях.

 

1.3. Научная и педагогическая деятельность С.Б. Бернштейна

В значительном научном наследии С.Б. Бернштейна, в трудах, написанных им за последние 60 лет жизни, наиболее заметное место занимает болгаристика (болгарская диалектология, лексикология, лексикография); наибольший вклад он внес в изучение современного болгарского языка и его истории, в сравнительно-историческое и балканское языкознание, болгаристика была одной из основных сфер его деятельности [Симеонова 2021, с. 9]. В первую очередь это относится к болгарской диалектологии. Им было инициировано масштабное обследование болгарских говоров на территории СССР, итоги которого были подведены в «Атласе болгарских говоров в СССР» (М., 1958. Ч. 1–2). Он был также одним из инициаторов (совместно с болгарским языковедом С. Стойковым) создания «Болгарского диалектологического атласа» (Български диалектен атлас. София, 1964–1981. Т. 1–4), руководил этой работой и лично участвовал в ряде диалектологических экспедиций. Он автор первого учебника болгарского языка в Советском Союзе. Научные изыскания в области болгаристики успешно сочетались со сравнительно-историческим и ареальным изучением славянских и балканских диалектов. Он разрабатывал проблемы балканского языкового союза, интерференции славянских и неславянских языков. Совместно с Р.И. Аванесовым предложил в 1958 г. идею подготовки «Общеславянского лингвистического атласа» (издается с 1988), под его руководством был создан «Карпатский диалектологический атлас» (М., 1967. Ч. 1–2), в течение 20 лет он руководил международным проектом по созданию «Общекарпатского диалектологического атласа» (издается с 1987 г.).

В научном наследии ученого есть и ряд исследований по кирилло-мефодиевской проблематике, в частности получившая широкую известность историко-филологическая монография «Константин-Философ и Мефодий: начальные главы из истории славянской письменности» [Бернштейн 1984]. В ней сделан основательный анализ агиографических источников, описание жизни и деятельности создателей славянской письменности и их непосредственных учеников по данным источников, опубликован очерк историографии по кирилло-мефодиевской проблематике. С.Б. Бернштейн обратил внимание на отсутствие греческих свидетельстств о Константине-Философе и Мефодии, на большую ценность латинских источников, дал оценку славянских источников как самых достоверных для восстановления событий личной жизни и деятельности солунских братьев.

Монография «Константин-Философ и Мефодий» был написана по материалам лекций, читанных в разные годы. А кроме лекций по кирилло-мефодиане, С.Б. Бернштейн читал лекции по введению в славянскую филологию, по введению в языкознание, курс лекций по общему языкознанию по старославянскому языку, истории русского языка, по отдельным славянским языкам – сербохорватскому, чешскому и польскому, а более всего по болгарскому, по истории и диалектологии болгарского языка, по сравнительной грамматике славянских языков, читал славистические спецкурсы по болгарской лексикологии и лексикографии, спецкурс по турецкому языку, и даже по истории отдельных славянских литератур. Учительство С.Б. Бернштейна В.Н. Топоров назвал его нравственным подвигом [Топоров 1998, с. 620–623].

С.Б. Бернштейн не только сформировал структуры славистики МГУ и Института славяноведения, он заложил основы системного и точного подхода в научных исследованиях. Обдумывая концепцию сравнительной грамматики славянских языков, он писал: «Должна быть тщательно обработана праславянская часть и история отдельных общеславянских явлений в основных славянских языках» [Бернштейн 2002, c. 31], стремился реализовать комплексный диахронный подход. Когда в 1961 г. вышел из печати первый том «Очерка сравнительной грамматики славянских языков», ученики С.Б. Бернштейна увидели в нем отражение лекций, которые читались ученым на филологическом факультете МГУ [Кульпина 2021, с. 14]. И изданные тома сравнительной грамматики, и стоящие за ними лекционные университетские курсы служат свидетельством высочайшего класса научной и преподавательской деятельности С.Б. Бернштейна. И сегодня вузовские преподаватели, читающие введение в славянскую филологию и сравнительную грамматику славянских языков, опираются на идеи С.Б. Бернштейна.

Соратники ученого не раз отмечали, что жизненный путь С.Б. Бернштейна – это пример преданного служения призванию и делу, найденному еще в молодые годы. Это был путь подвижника, все свои жизненные силы и способности он целиком посвятил научной и преподавательской деятельности, созданию отечественной славистической среды. Трудами воспитанных им учеников продолжилось развитие славяноведения. Среди них ученые высшего уровня, основатели новых междисциплинарных направлений, – будущие академики Н.И. Толстой, В.Н. Топоров и О.Н. Трубачев; доктор филол. наук В.Н. Журавлев, доктора филол. наук Е.И. Демина, В.М. Иллич-Свитыч и многие другие. В МГУ его аспирантами были будущие профессора филологического факультета Н.Е. Ананьева, Р.П. Усикова и др.

 

Заключение

В статье в обобщенной форме прослежен исторический путь отечественного славяноведения, состояние российской славистики XIX в., характерный для данного этапа рост научного знания в разных областях на основе широкого сравнительно-исторического осмысления текста культуры; состояние славистической науки в 20–30-е годы ХХ века, известные гонениями на славистов. В фокусе внимания в статье – возрождение славистики в 40-е и последующие годы ХХ века при деятельном участии С.Б. Бернштейна. Фактор влияния конкретной личности всегда присутствует в общественном развитии, в том числе и в развитии науки. В статье показан пример влияния конкретного ученого на процесс возрождения славянского отделения МГУ, организации кафедры славянской филологии МГУ, Института славяноведения, на развитие важнейших славистических научных направлений – болгаристики, кирилломефодиевистики, диалектологии и лингвогеографии, сравнительной грамматики, этнолингвистики и др., – на формирование советской славистической школы и академических научных кадров. Подвижнический труд С.Б. Бернштейна определил возрождение отечественной славистики, и в этом отношении его личность сродни тем филологам-первопроходцам, которые стояли у начала отечественного славяноведения. Оценивая по научным трудам, учебным материалам, дневниковым записям жизнь С.Б. Бернштейна, мы видим путь ученого-патриота, который испытывая тяготы времени, стремился насколько возможно быть полезным своей стране. Опыт изучения жизни и деятельности С.Б. Бернштейна намечает перспективы современной оценки славистического научного наследия в историческом контексте.

×

About the authors

L. B. Karpenko

Samara National Research University

Author for correspondence.
Email: liudmila.karpenko.53@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-8432-1164

Doctor of Philological Sciences, professor, professor of the Department of Russian Language and Mass Communication

Russian Federation, 34, Moskovskoye shosse, Samara, 443086, Russian Federation.

References

  1. Bernstein 1984 – Bernstein S.B. (1984) Constantine the Philosopher and Methodius: initial chapters from the history of Slavic writing. Moscow: Izd-vo Moskovskogo un-ta, 166 p. Available at: http://macedonia.kroraina.com/sbkm/bernshtejn_konstantin_filosof_i_mefodij.pdf. (In Russ.)
  2. Bernstein 1987 – Bernstein S.B. (1987) A.M. Selishchev – a Slavicist-Balkanist. Moscow: Nauka, 112 p. Available at: http://macedonia.kroraina.com/as3/seli_ind.htm. (In Russ.)
  3. Bernstein 2002 – Bernstein S.B. (2002) Zigzags of memory: Memories. Diary notes, Toporov V.N. (Ed.). Moscow: In-t slavyanovedeniya, 373 p. Available at: https://inslav.ru/publication/bernshteyn-s-b-zigzagi-pamyati-vospominaniya-dnevnikovye-zapisi-m-2002. (In Russ.)
  4. Dostal 2002 – Dostal M.Yu. (2002) On the history of creation of memoirs of S.B. Bernshtein «Zigzags of memory». In: Bernstein S.B. Zigzags of memory: Memories. Diary notes, Toporov V.N. (Ed.). Moscow, pp. 11–15. Available at: http://macedonia.kroraina.com/sb2/sb_k_istorii.htm. (In Russ.)
  5. Dostal 2005 – Dostal M.Yu. (2005) Formation of Slavic studies at Moscow University in the light of archival findings: selected essays. Moscow: Institut slavyanovedeniya RAN, 96 p. Available at: https://inslav.ru/publication/dostal-m-yu-stanovlenie-slavistiki-v-moskovskom-universitete-v-svete-arhivnyh-nahodok. (In Russ.)
  6. Karpenko 2007 – Karpenko L.B. (2007) Historical experience of Russian Slavic studies. Vestnik Samarskoi gumanitarnoi akademii, no. 2, pp. 174–180. Available at: https://cyberleninka.ru/article/n/istoricheskiy-opyt-otechestvennogo-slavyanovedeniya; https://www.elibrary.ru/item.asp?id=16219994. (In Russ.)
  7. Karpenko 2021 – Karpenko L.B. (2021) The revival of Russian Slavic Studies: to the 110th Anniversary of Professor S. Bernstein. In: Intercultural and interlinguistic interaction in the space of Slavia (to the 110th anniversary since the birth of S.B. Bernstein): materials of the International scientific conference, Moscow, October 12–14, 2021. Moscow: Institut slavyanovedeniya RAN, pp. 17–20. DOI: http://doi.org/10.31168/0459-6.04. (In Russ.)
  8. Kulpina 2021 – Kulpina V.G. (2021) Heritage of Samuil Borisovich Bernstein in the Area of Polish Studies on the Pages of Periodical «Issues in Polonistics». In: Intercultural and interlinguistic interaction in the space of Slavia (to the 110th anniversary since the birth of S.B. Bernstein): materials of the International scientific conference (Moscow, October 12–14, 2021). Moscow: Institut slavyanovedeniya RAN, pp. 13–16. DOI: http://doi.org/10.31168/0459-6.03. (In Russ.)
  9. Robinson, Petrovsky 1992 –Robinson M.A., Petrovsky D.P. (1992) N.N. Durnovo and N.S. Trubetskoy: the problem of Eurasianism in the context of the «case of Slavists» (on the materials of the OGPU-NKVD). Slavianovedenie, no. 4, pp. 68–82. Available at: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=42871547. (In Russ.)
  10. Simeonova 2021 – Simeonova K. (2021) Samuil Borisovich Bernstein and his «Textbook of the Bulgarian Language». In: Intercultural and interlinguistic interaction in the space of Slavia (to the 110th anniversary since the birth of S.B. Bernstein): materials of the International scientific conference, Moscow, October 12–14, 2021. Moscow: Institut slavyanovedeniya RAN, pp. 8–13. DOI: http://doi.org/10.31168/0459-6.02. (In Russ.)
  11. Toporov 1998 – Toporov V.N. (1998) Samuel B. Bernstein [obituary]. In: Balto-Slavic Studies, 1997. Мoscow, pp. 620–623. Available at: https://inslav.ru/images/stories/books/BSI1997%281998%29.pdf. (In Russ.)

Statistics

Views

Abstract: 67

PDF (Russian): 36

Dimensions

PlumX

Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2022 Karpenko L.B.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies